«Роскосмос» взялся создать технологии добычи сланцевой нефти

Госкорпорация «Роскосмос» заключила контракт с Московским институтом теплотехники на разработку и создание опытного образца комплекса гидравлического разрыва пласта, который применяется в добыче сланцевой нефти. Об этом сообщают «Открытые медиа» со ссылкой на данные портала госзакупок.

МИТ, оборонное предприятие, которое разрабатывало межконтинентальные баллистические ракеты «Тополь-М», «Ярс» и «Булава», по условиям договора, до 25 ноября 2021 года должен создать опытный образец, состоящий из 12 автомобилей на базе «Камазов».

На комплекс дадут годовую гарантию, а его срок службы должен быть не меньше 20 лет. Общая стоимость работ — 1,1 млрд рублей. Таким образом, один «Камаз» с оборудованием для добычи нефти обойдётся «Роскосмосу» в среднем почти в 100 млн рублей.

Также в закупочной документации сказано, что «Роскосмос» не предъявляет особых требований по секретности и защите от иностранных технических разведок.

Ещё недавно Россия не собиралась самостоятельно разрабатывать оборудование для добычи сланцевой нефти. Так, в 2019 году президент Владимир Путин заявлял, что существующие технологии в этой области являются «варварскими с точки зрения экологии», и России они не нужны.

«Давайте мы подождем, когда американцы истратят деньги на новые технологии по добыче сланцевой нефти, а потом у них цап-царап. Посмотрим, мы вообще заинтересованы в этом сегодня или нет, и задешево купим», — говорил Путин.

До введения западных санкций российские нефтяные компании покупали технологии почти исключительно за рубежом.

По итогам прошлого года более 95% оборудования для гидроразрыва пласта в стране было американского, европейского и китайского производства. Причем сами комплексы в массе своей устарели технически и морально: более 80% из них были выпущены 10 и больше лет назад и требовали полной или частичной замены.

Сами работы по гидроразрыву пласта также проводятся в значительной степени иностранными компаниями. В прошлом году доля Weatherford (США), Schlumberger (США), PeWeTe (Австрия), Halliburton (США), Calfrac (Канада) достигала 38%.

Недостаточная инновационная активность» компаний ТЭК, а также их «ориентация на импорт технологий вместо развития научно-технологического потенциала» была причислена к главным рискам для энергетической безопасности страны наряду с угрозой терроризма против объектов инфраструктуры ТЭК.

В Доктрине энергетической безопасности, которую в прошлом году подписал президент Владимир Путин, говорилось о необходимости «развивать отечественный научно-технический потенциал» и «осваивать передовые технологии в сфере энергетики».

Кроме того, в документе была поставлена задача «предотвратить критическое отставание РФ в развитии цифровых и интеллектуальных технологий» в энергосфере, содействовать развитию энергомашиностроения, приборостроения, электротехнической промышленности.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: