В условиях «неустойчивого» структурного профицита рублевой ликвидности

Ухудшение структурного баланса рублевой ликвидности привело к первому дефициту с августа 2017 г. Несмотря на временный характер изменений, два ключевых автономных фактора рублевой ликвидности изменили свой профиль: отток средств со счетов в пользу наличного обращения (с начала года по текущий момент —2.42 трлн руб.) и значительное абсорбирование ликвидности Минфином через долговой рынок (с начала года по текущий момент, —4.0 трлн руб.). В 2021 году просматривается улучшение обоих факторов с перспективой возврата к структурному профициту рублевой ликвидности. Однако в отличие от спроса на наличность долговой фактор будет зависим от программы финансирования бюджета и ему будет сложно отступить от трехлетнего бюджета.

Сложившиеся факторы имеют прямое влияние на структуру фондирования банков. Выбор грамотной стратегии привлечения розничных вкладчиков (с минимальным нарушением требований Банка России об усложнении финансовых инструментов) – лишь одна из проблем. Вторая, и более важная — конкуренция за «оптовое» фондирование в условиях снижения предложения депозитов от Минфина и Депфина Москвы. Среднесрочные ставки довольно чутко отреагировали на снижение предложения бюджетных средств на среднесрочные депозиты, тогда как спрос для целей удовлетворения регулятивных требований остается стабильно высоким. Это обстоятельство создает предпосылки для новых облигационных программ и альтернативных источников фондирования, что в той или иной мере активизирует конкурентную борьбу за свободные ресурсы.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: