Бюджет щедр на стимулы с самого начала года

По предварительным данным Казначейства, дефицит Федерального бюджета за январь-февраль 2021 г. составил 645 млрд руб., а только за февраль, по нашим оценкам – 589 млрд руб. (470 млрд руб. с исключением сезонности).  

Дефицит продиктован высокими расходами, выпадающих доходов практически нет 

Такой заметный дефицит, не характерный для начала года, обусловлен более высоким объемом расходов, а не выпадающими доходами (в феврале они лишь на 0,9% были ниже докризисных уровней): все ненефтегазовые налоговые поступления (+8% г./г. в феврале) в целом уже давно превысили докризисный уровень (для сравнения, в феврале НДС и акцизы выросли на 34% г./г.), а нефтегазовые — вплотную к ним подбираются (в феврале свести разрыв в ноль мешали все еще пока более низкие цены на нефть – 54,4 долл./барр. в январе 2021 г. против 61,7 долл./барр. в январе 2020 г. – и по-прежнему заметная слабость добычи нефти, —10% г./г. в январе (для расчета нефтегазовых налогов используются цены и объемы предшествующего месяца). 

Расходы в начале года «сдвинуты» в сторону социальной направленности, инвестиции, видимо, отложат на более позднюю перспективу 

Расходы «выстрелили» на 35% г./г. в феврале, что является хорошим знаком того, что стимулирующий характер бюджетной политики сохраняется. Кстати говоря, власти достаточно активно исполняют нацпроекты: из назначенных на этот год 2,25 трлн руб. исполнено уже 293 млрд руб. Лидером среди крупных нацпроектов по исполнению выступает «Демография», уже реализованный на 20% (в основном меры, связанные с выплатами населению). И в целом из крупных статей бюджета активнее всего исполнены социальные расходы (также в основном различные трансферты) — на 21% при общем уровне исполнения расходов на 15%. При этом инвестиционная часть расходов пока отстает: нацпроекты по строительству дорог, а также раздел «Национальная экономика» исполнены на 5-6%. Однако, по нашему мнению, на данный момент поводов для беспокойства нет: инвестиции также являются приоритетным направлением для властей в этом году, значительная часть таких расходов предусмотрена в Плане восстановления экономики, также власти не исключают инвестиций ликвидной части ФНБ (об этом в феврале говорил А. Силуанов). 

Социальные расходы поддержат восстановительную динамику потребительского спроса, но могут иметь косвенные проинфляционные последствия 

Такой существенный сдвиг баланса в сторону продолжения социально-стимулирующей политики по расходам бюджета должен, вероятно, найти отражение в более активном восстановлении потребительского спроса: оборот розницы по итогам января уже вышел на докризисный уровень (0% г./г.) и, видимо, ускорит рост в ближайшие месяцы. Напомним, что, на наш взгляд, это первый кризис, в который государство активно поддержало экономику увеличением расходов, и первая волна бюджетного антикризисного стимула сыграла очень позитивную роль для потребсектора (по нашим оценкам, если бы социальные трансферты не увеличились в прошлом году, масштаб падения доходов был бы в полтора раза больше). Правда, обратной стороной быстрого восстановления спроса выступает определенный рост базовой инфляции (как мы полагаем, ритейлеры и производители, видя присутствие платежеспособного спроса, без видимых текущих причин могут повышать цены на старые товары с целью покрыть часть издержек, понесенных в кризис – подробнее см. наш обзор от 9 марта 2021 г.), что, по-видимому, заставит ЦБ подумать о более раннем повышении ставки.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: