ПРЯМАЯ РЕЧЬ: Данилова из ЦБР о санкциях к ОФЗ, нерезидентах

(Блумберг) — Директор департамента финансовой стабильности Банка России Елизавета Данилова в интервью рассказала о последствиях санкций США против ОФЗ, действиях нерезидентов и российских банков.

Санкции и нерезиденты

“Выход нерезидентов из ОФЗ идёт, но масштабы не очень существенные (с момента объявления санкций — 57 миллиардов рублей). Это не превышает оттоки, случавшиеся в предыдущие периоды волатильности”.

“Доля нерезидентов в ОФЗ составляет на 21 апреля 18,8%. Доля вложений нерезидентов в ОФЗ-ПД в период с 1 марта 2020 года по 23 апреля 2021 года снизилась с 44,2% до 28,9%. Объём вложений сократился на 383 миллиарда рублей до 2,64 триллиона рублей. При этом рынок ОФЗ с 1 марта 2020 года вырос на 5,7 триллиона рублей до 14,7 триллиона рублей. Таким образом, размещение ОФЗ на первичном рынке проходило вполне успешно, притом что иностранные инвесторы в этот период осуществляли нетто-продажу ОФЗ на вторичном рынке”.

“Мы ожидаем, что в связи с продолжением размещений новых ОФЗ на фоне запрета первичных покупок доля нерезидентов будет плавно снижаться. Вопрос в том, продолжит ли снижаться номинальный объем. На рынке еврооблигаций, где санкции были введены летом 2019 года, объем вложений нерезидентов почти не меняется.

Нерезиденты — это не только американские инвесторы, долю которых мы оцениваем примерно в 40%. Другие инвесторы, наоборот, демонстрировали прирост вложений. Доля китайских инвесторов за четвертый квартал 2020 года и первый квартал 2021 года увеличилась на 2 п.п. до 4%. Доля инвесторов из Сингапура увеличилась на 1 п.п. до 7%”.

О санкциях на вторичном рынке

“При необходимости мы можем задействовать меры, которые уже применяли. По разным направлениям – меры в части предоставления ликвидности, контрциклические меры на валютном рынке, регуляторные меры. Аукционы репо – это мера для управления ликвидностью. Мы проводим эти операции, чтобы обеспечить банки ликвидностью на разных горизонтах, включая месяц и год”.

“Меры на валютном рынке, безусловно, также показали свою эффективность во время пандемии. При необходимости можно предоставить банкам и другим финансовым организациям право временно не переоценивать стоимость ценных бумаг, в марте 2020 года эта мера сыграла важную роль, когда организации опасались покупать облигации, ожидая дальнейший рост доходности. Регуляторное послабление дало им определённый комфорт, и ситуация быстро развернулась”.

Валютные свопы

“Рынок валютных свопов наряду с рынком ОФЗ является каналом, через который иностранные инвесторы реализуют стратегии кэрри-трейд. Здесь распространено краткосрочное размещение средств, в основном overnight. Мы видим, что динамика соответствует глобальной склонности к риску.

Сейчас аппетит к риску довольно высокий, инвесторы сохраняют свою короткую позицию по валюте, продолжают вкладываться в рубли на этом рынке, хотя немного и сократили позицию: с $8,2 миллиарда до $7 миллиардов за последнюю неделю после санкций. В отдельные эпизоды короткая позиция по валюте доходила до $15 миллиардов. Но во время пандемии нерезиденты занимали противоположную позицию, как и в период волатильности в апреле 2018 года, когда были введены санкции против ряда компаний.

Сейчас позиция нерезидентов на свопах говорит о том, что в целом им российский денежный рынок интересен”.

Долговая нагрузка населения

“Долговая нагрузка населения увеличивается на фоне роста кредитования и слабой динамики номинальных денежных доходов граждан. В результате с середины 2020 года долговая нагрузка выросла на 0,7 процентного пункта до 11,7%, что является рекордным уровнем для России. При этом 0,6 процентного пункта прироста приходится на необеспеченные кредиты.

Эта тенденция нас беспокоит, Банк России планирует с середины года вернуться к матрице надбавок, которая была установлена до пандемии”.

“Мы понимаем, что инструмента надбавок недостаточно для того, чтобы ограничивать долговую нагрузку, поэтому мы поддерживаем законопроект, который внесли депутаты — о количественных ограничениях”.

“Допустим, если мы увидим, что у нас растёт доля заемщиков с высоким показателем долговой нагрузки, то мы можем, не повышая дополнительно требования к капиталу, ограничить эту долю”.

©2021 Bloomberg L.P.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: