ЦБ начал скрывать валютный баланс российских банков, обнаружив дыру на $15 млрд

Дыра в валютном балансе российской банковской системы, возникшая по итогам кризисного 2020 года, продолжает увеличиваться.

На 1 мая обязательства банков в иностранной валюте превысили валютные активы (без резервов на потери) на 15,1 млрд долларов, следует из статистики ЦБ РФ (.xls).

Разрыв в масштабах рекордных за 12 лет доступных данных был зафиксирован регулятором впервые в декабре 2020 года — на 8,1 млрд долларов.

В отчете за апрель ЦБ оценил эту разницу уже в 13,2 млрд долларов: при активах на 312,8 млрд долларов банки были должны клиентам, контрагентам и кредиторам 326 млрд.

В следующем, майском отчете строка, отражающая общие валютные активы банков в таблице «Статистические показатели банковского сектора РФ», была скрыта. На месте, где более 12 лет ЦБ публиковал соответствующую цифру, теперь стоит знак «х».

Данные по строке «итого активов» не заполняются, поскольку «в российском бухгалтерском учете резервы на возможные потери не детализируются по рублевым и валютным составляющим», поясняет ЦБ в таблице. При этом регулятор не уточняет, почему до этого годами публиковал данные по общим активам, а теперь решил изменить позицию.

Более того, из статистики ЦБ исчезла часть данных по портфелю кредитов в валюте (строка «кредитный портфель и прочие размещенные средства») и оценка вложений в валютные ценные бумаги у российских банков: в майской таблице вместо цифр регулятор опубликовал те же «крестики», одновременно удалив статистику за предыдущие 12 лет.

В апреле ЦБ оценивал валютные кредиты банков и прочие размещенные средства в 161,8 млрд долларов, а вложения в ценные бумаги — в 42,8 млрд.

Валютная дыра в российских банках растет по мере того, как население и корпорации размещают на счетах все больше средств: за апрель депозиты юрлиц пополнились на 1,4 млрд долларов, а физлиц — на 0,8 млрд.

За первые четыре месяца 2021 года валютные клиентские счета у банков пополнились на 6,1 млрд долларов, а общие обязательства увеличились на 11,8 млрд.

Активы же банков в валюте (без резервов на потери) прибавили только 5,1 млрд. В результате на 1 мая банки были должны 331,7 млрд долларов, а имели в виде активов 316,6 млрд.

Это связано с тем, что из-за политики ЦБ по девалютизации для банков действует много ограничений валютного кредитования, но при этом есть достаточно большой спрос населения и бизнеса на валютные сбережения в виде депозитов или счетов, пояснил РБК управляющий директор Газпромбанк Private Banking Егор Сусин: «То есть, с одной стороны, есть спрос клиентов на сбережения в валюте, а с другой — банки не могут эти остатки эффективно размещать в виде кредитов».

Фактически речь идет о том, что банки размещают клиентскую валюту в рублевые активы, и можно говорить о том, что банки ставят таким образом на укрепление рубля, отмечает начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий.

Называть происходящее «дырой» не совсем корректно: это результат операций с производными финансовыми инструментами у некоторых российских банков, возражает управляющий директор УК «Агидель» Виктор Тунев.

«Банки должны соблюдать лимит открытой валютной позиции (ОВП) 10-20% капитала. Обычно она положительная, но несколько банков имеют сильно отрицательную ОВП по балансу, но хеджируют её через производные финансовые инструменты вне баланса», — поясняет он.

На начало года лидерами по отрицательной валютной позиции были ВТБ (-25 млрд долларов), Газпромбанк (-7 млрд долларов) и МКБ (-5 млрд долларов).

Возможно, это банки активно кредитуют госпредприятия-экспортеров в рублях («Роснефть», «Газпром»), а те постепенно замещают иностранный долг рублевым, но сохраняя валютный риск и уменьшая стоимость долга через валютно-процентные свопы, фьючерсы, опционы с банками, предполагает Тунев.

В результате у банков короткая позиция по доллару на балансе и длинная позиция в производных вне баланса.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: