Бросаю спасательный круг или не участвую в совершении преступления

Кто не знает романтический фильм «Красотка», поднимите руку. А скажите, многие ли из вас обратили внимание на то, кем работает главный герой?

Даю подсказки в виде цитат из фильма:

… я покупаю компании, дроблю на кусочки и продаю по частям…

Эдвард Льюис
Бизнесмен

Ты в силах заблокировать ему контракт и тогда он наш! Тебе нужно сделать только один звонок…

Филипп Стаки
Адвокат

Да-да, Ричард Гир — рейдер. То есть, человек, который захватывает чужое имущество или бизнес нечестным путем. В ход идут подкуп, шантаж, угрозы или другие методы, даже вполне легальные.

Для людей, далеких от этой темы, рейдерство представляется каким-то пережитком 90-х: мужики в черных колготках на лице приезжают на затонированных машинах к предприятию, врываются внутрь, убивают директора и берут власть над компанией в свои руки.

Но увы, рейдерство никуда не делось. Оно просто перекочевало из криминального разряда «крышевания» к более тихим способам.

Современные рейдеры не похожи на «братков» из девяностых. Это интеллектуально развитые, спокойные люди с юридическим образованием. Если бы вы увидели такого человека на улице, то не подумали бы, что в свободное время он разрабатывает сложные многоходовочки по незаконному отъему многомиллионных бизнесов.

Приведу несколько схем махинаций с примерами. Заметьте, большинство рейдерских захватов совершено не людьми с улицы, а руководителями крупных финансовых организаций.

Вариант 1. Банковский

Нам потребуется:

А — собственник компании, который взял кредит в банке на развитие бизнеса.

Б — банк, который выдал этот кредит

В — множество подставных фирм-однодневок, конкурсные управляющие, оценщики и хорошее знание российского законодательства.

Г — связи с нужными людьми.

Рецепт банковского рейдерского захвата

  1. Создаем собственнику проблемы — инициируем налоговую проверку, привлекаем правоохранительные органы, компрометируем руководство с целью снизить прибыль и помешать выплате долгов. Проще говоря: портим кредитную историю.

  2. Предъявляем требование о досрочном погашении задолженности перед банком. Из-за плохой кредитной истории собственник не может перекредитоваться. Цель — объявить собственника банкротом и арестовать его активы.

  3. Тут в бой вступает подставной оценщик, который оценивает компанию ниже рыночной стоимости. Сторонняя фирма за копейки выкупает долги предприятия (кредит ей обычно выдает тот же банк. Причем, без обеспечения). Далее на сцену выходят конкурсные управляющие, берущие организацию в свои руки. Они смещают реальных владельцев и получают контроль над финансовыми потоками компании. Деньги выводятся через еще одну подставную фирму.

Итог: владельцы потеряли бизнес. А банк приобрел очередной актив в виде организации, которой управляют «свои люди», перечисляющие часть дохода в банковские закрома или доход от продажи имущества предприятия (если после рейдерского захвата дальнейшее функционирование фирмы невозможно).

Примеры: таким образом были уничтожены группа «СОК», ГК МАИР, ЗАО «Алтэкс — группа компаний», ЗАО «Череповецкий молочный комбинат», компания «Энергомаш» и ОАО «Павловскгранит», ООО «Северо-Запад», «Таас-Юрях Нефтегазодобыча», Орский нефтеперерабатывающий завод и сотни других.

Вариант 2. Силовой

Нам потребуются:

А — собственник бизнеса

Б — связи в правоохранительных органах, судебной системе, прокуратуре

В — хорошее знание уголовного законодательства

Г — отсутствие моральных качеств.

Рецепт силового рейдерского захвата

  1. Инициируем возбуждение уголовного дела против собственника бизнеса. Способов масса — подбрасывание наркотиков, фабрикация улик, грязные PR-технологии. К сожалению, наше законодательство позволяет отправить за решетку практически любого гражданина.

  2. Пока «преступник» находится в СИЗО, дело затягивается. Содержание под стражей продлевается. Бизнес приходит в упадок, и отобрать его становится легко.

Пример: предприниматель Юрий Осипенко попал в СИЗО в 2010 году. Его обвиняли в мошенничестве, растратах, легализации преступных доходов, участии в финансовой пирамиде «Инвестор-98», в которой он даже не работал. В итоге он провел за решеткой 8 лет. За это время его бизнес отобрали, а кредиты «повесили» на членов семьи.

Вариант 3: из моей практики

У меня было много споров с рейдерскими захватами, каждый длился более 5 лет. Но в душу запал, конечно, первый.

Я окончила институт, начала карьеру с должности помощника адвоката и сразу погрузилась в крупный многолетний спор, связанный с захватом предприятий.

Кстати, именно эта группа дел воспитала меня как специалиста. И если в начале спора я ошарашенно смотрела в рот этим большим дядькам-бизнесменам, удивляясь масштабам происходящего, то спустя 2 года я уже представляла их интересы в качестве партнера юридической компании и диалог мы вели на равных.

Итак, дано — автомобильный холдинг. Один из крупнейших в России — более 100 автосалонов. Официальный дилер самых популярных марок авто: от шедевров АвтоВАЗа до Ford. Бизнес цвел и развивался.

Но нагрянули суровые 2000-ые. В России начался передел рынка. Производители автомобилей по согласованию с отдельными дилерами прекратили поставки автомобилей автосалонам и меняют схему, вводя промежуточное звено — дистрибьютора по региону.

У моего клиента начинаются проблемы: спрос есть, автомобилей нет. Мы обращаемся в антимонопольную службу с требованием признать действия автопроизводителя ограничивающими конкуренцию. Просим применить санкции — возобновить поставки автомобилей и наказать рублем виновников простоя.

2 года мы бились в ФАС. Правда была на нашей стороне — в неравной борьбе с заводом мы смогли доказать нашу позицию. Автопроизводителя признали лицом, нарушившим конкуренцию. Потом начались арбитражные споры. Они заняли еще +3 года.

К этому моменту у клиента начались проблемы с оплатой банковских кредитов. Началось банкротство. Из этой битвы мы вышли победителями, выиграв все суды. Проходили они по схеме: первая инстанция — апелляция — кассация — поворот на первую — вторая — кассация — поворот на первую — вторая — кассация — ВАС.

Представляете, сколько времени и нервов мы потратили? Но, увы, война была проиграна. К моменту, когда мы обложились решениями судов, ни финансовых ни эмоциональных ресурсов у клиента уже не было. Команда распалась, не выдержав долгой борьбы.

Предприятие исчезло с автомобильного рынка России.

Напоследок давайте вернемся к «Красотке». Помните, чем закончилась трансформация главного героя? Из рейдера он превратился в инвестора и поменял грязные дела на честный бизнес.

Я, несмотря на то, что всегда выступала на «светлой» стороне, тоже эмоционально устала от негативной энергии, которую приносят рейдерские споры. И я перешла на юридическое сопровождение IT-проектов и венчурные инвестиции. Теперь я получаю удовольствие от создания нового, а не пытаюсь реанимировать старое, как было раньше. При этом опыт борьбы с рейдерами помогает мне правильно структурировать компании, устанавливать «нужные условия» в корпоративных соглашениях и обеспечивать безопасность бизнесу.

Хранение документов в сейфе в эпоху цифровых технологий уже не поможет защититься от рейдеров. Основная защита — правильное и своевременное оформление документов, активов компании (в том числе и нематериальных, например, программ для ЭВМ).

Очень часто рейдерский захват начинается с сотрудника компании. Чтобы правильно выстроить свою компанию с юридической точки зрения, подписывайтесь на мой канал «Безжалостный юрист», в котором я знакомлю своих читателей со всеми юридическими тонкостями. Он точно будет вам полезен!

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: