Что меняет «Сбер» в купленных компаниях и почему иногда портится сервис — разбор от Frank Media

Издание изучило, сколько теряет «Сбер» на экосистемных проектах, почему их убыточность не беспокоит банк и что об этом думает ЦБ.

Цель

  • К 2023 году «Сбер» хочет войти в тройку лидеров в электронной коммерции, а к 2030 году — возглавить рынок, говорили первый зампред правления банка Лев Хасис и Герман Греф на дне инвестора в апреле 2021 года.
  • Выручка от нефинансовых бизнесов «Сбера» должна расти на 100% ежегодно к 2023 году, а доля доходов от них в общем операционном доходе превысит 5%, планируют топ-менеджеры.
  • К 2023 году выручка от нефинансовых бизнесов вырастет до 500 млрд рублей, рассчитывает компания. За 2020 год этот показатель составил 71,4 млрд рублей.
  • К 2030 году доля доходов от нефинансовых сервисов достигнет 20-30%, говорил Греф.
Возможности для нашего международного бизнеса ограничены в силу геополитической ситуации, а если бы мы оставались только в банковском бизнесе, то наша рыночная доля, а вслед за ней и прибыль, и дивиденды рано или поздно начали бы снижаться.

Лев Хасис
первый зампредправления «Сбера»

Экосистема позволяет «повысить количество продаваемых продуктов на одного клиента», объясняет старший аналитик Moody’s Петр Паклин. Если клиент пользуется одним из продуктов экосистемы, то он будет доверять и другим сервисам группы. При этом сами небанковские сервисы могут не быть прибыльными, но косвенно могут увеличивать доходы банковского бизнеса.

Сейчас «Сбер» инвестируют в экосистему 4% от капитала, большая часть которых идёт на развитие электронной коммерции, пишет Frank Media. В следующие три года банк планирует потратить на развитие экосистемы 300-350 млрд рублей.


Frank Media

Однако экосистемные сервисы «Сбера» будут приносить убыток ещё несколько лет — больше, чем потери 2020 года, говорится в отчёте рейтингового агентства Moody’s. Аналитики считают, что «Сберу» сложно будет реализовать свои амбиции из-за острой конкуренции с «Яндексом», Ozon, Wildberries и другими банками, которые диверсифицируют бизнес по той же стратегии. Кроме того, свой банк пытается открыть и «Яндекс».

Методы

«Сбер» разочаровался в партнёрстве после неудачных попыток, в частности, с «Яндексом», рассказывали Греф и Хасис. Теперь банк скупает компании для полной интеграции.

Рынок сложный, зачастую приходится принимать нестандартные и даже спорные решения, и, как показывает практика российского рынка, если есть два равных игрока и у них нет единого мнения по одному и тому же вопросу, то принятие решений затягивается, развитие компании начинает буксовать, а на динамично развивающемся рынке потеря времени недопустима.

Соломон Кунин
гендиректор маркетплейса «СберМегаМаркет» (бывший goods.ru, «Сбер» купил в нём долю 85% в апреле 2021)

У купленной «Сбером» компании не остается самостоятельности и теряется уникальность, благодаря которой стартап вырос, говорит изданию топ-менеджер крупного банка.

По словам Хасиса, в покупаемых компаниях меняются три вещи:

  • Кибербезопасность.
  • «Сбер» помогает повысить эффективность, и компании получают скидку на многие услуги и сервисы, снижая свои расходы иногда на 30-50%.
  • Экосистема банка помогает быстрее растить объём продаж и клиентскую базу.

При этом есть «свобода действий», говорит Кунин. «Сбер» контролирует расходование вложенных средств, а что конкретно делать — решает команда. Источник Frank Media в «Сбере» подтвердил, что решения по стратегии проходят через совет директоров банка, а операционные вопросы компании решают сами.

Мы не вмешиваемся. Менеджмент приходит на совет директоров со своими предложениями по бизнес-плану, бюджету и инвестициям. Совет директоров утверждает эти решения, дальше менеджмент воплощает их в жизнь. Если требуются существенные инвестиции, то вопрос выносится на правление «Сбера».

Лев Хасис
первый зампредправления «Сбера»

«Сбер» нацелен на быстрый рост и масштабирование бизнеса купленной компании. Бизнес-план прорабатывается еще в процессе проведения сделки M&A, а изменения проводит кто-то из менеджеров «Сбера», рассказал изданию источник в банке. Большинство решений по проектам принимает Сергей Малышев, который отвечает за электронную коммерцию в «Сбере», отметил менеджер одной из компаний «Сбера».

Результат

Так, в феврале 2021 года «Сбер» инвестировал 5,7 млрд рублей в интернет-аптеку «Еаптека» при покупке контроля в компании с «Р-Фарм». Компании получили по 45% сервиса, еще 10% сохранил за собой основатель и гендиректор сервиса Антон Буздалин. С ноября «Сбер Еаптека» работает как часть экосистемы банка.

Тогда в «Сбере» говорили, что инвестиции пойдут на улучшение качества сервиса и экспансию в регионы. Однако по словам 10 опрошенных изданием реальных пользователей, после сделки ухудшился сервис, начались сбои в доставке и оплате, сократился ассортимент, и аптека начала предлагать отсутствующие товары.

Иногда после прихода «Сбера» от компании уходят партнёры. «Так было со «Сбер Еаптекой»: когда «Сбербанк» её купил, отключились некоторые поставщики и партнёры», — рассказал изданию источник в одной из компаний экосистемы.

Вместе со «Сбером« в капитал «Сбер Еаптеки» вошла фармацевтическая компания «Р-фарм», на что отреагировал целый ряд других фармкомпаний. Аффилированные с ней аптечные сети ограничили работу со «Сбер Еаптекой» — это привело к проблемам с ассортиментом, сейчас ситуация исправляется.

источник на рынке, знакомый с ситуацией

Кроме того, некоторые контрагенты покупаемых компаний уходят именно из-за «Сбера», говорит источник в банке. Не все хотят сотрудничать со «Сбером». — из-за конкуренции или негативного отношения к корпорации, объяснил он.

Поэтому «Сбер» не всем даёт своё имя в компании: например, отсутствие приставки «Сбер» в названии «Эвотора» позволяет ей работать с другими крупными банками, говорит источник издания.

Кроме того, не все сотрудники покупаемых компания готовы принять корпоративную культуру «Сбера»: например, молодёжь не хочет ассоциировать себя со «Сбербанком», говорит источник в компании. Из-за этого после покупки может быть отток сотрудников, что тоже отражается на качестве работы.

По словам Хасиса, абсолютное большинство команд «с воодушевлением встречают «Сбер» как акционера».

Состав высших менеджеров в них практически не меняется в течение многих лет, плюс им становится намного легче привлекать сильных специалистов. После того, как мы стали единственным акционером в группе компаний Rambler и Okko, мы существенно обновили их менеджмент, конечно, сохранив лучших.

Лев Хасис
первый зампред правления «Сбера»

Ухудшение сервисов экосистемных компаний может происходить из-за недостатка конкуренции, заявили Frank Media в пресс-службе ЦБ.

Риски

  • В ЦБ считают, что инвестиции в нефинансовые сервисы могут потянуть за собой дополнительные расходы, а затем привести к еще большим расходам и поставить под угрозу уже финансовую устойчивость самого банка.
  • Полная интеграция экосистемных компаний в банк — это ошибка, считают опрошенные Frank Media банкиры. «Управление экосистемой и банком должно быть разведено. Хасис курирует одновременно и операционную деятельность банка, и построение экосистемы, а у этих процессов разная бизнес-логика», — говорит один из них.
  • Кроме того, экосистема должна быть ориентирована и на клиентов других банков, отметил топ-менеджер одного из крупных банков.

Однако в «Сбербанке» рисков не видят, передаёт Frank Media:

  • По словам Хасиса, инвестиции в экосистему до 2023 года вряд ли превысят 7% от капитала.
  • Сервисы для бизнеса уже вышли на прибыль, остальные выйдут до 2023 года. Ситуацию с электронной коммерцией прогнозировать сложнее — из-за жёсткой конкуренции, объяснил Хасис.
  • На вопрос издания о разделении банковского и небанковского бизнесов Хасис ответил, что некоторые сервисы могут выйти на биржу, а банк продолжит сотрудничать с ними в качестве партнёра.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: