Как миллиардеры задешево скупают месторождения золота на этапе котлована

Очевидно, что долларовые миллиардеры люди умные и за толпой не следуют. А некоторые из них, особенно финансисты, используют в инвестициях очень интересные решения.


Полсон


Дмитрий Гринберг

Миллиардер Джон Полсон (John Paulson) в 1994 г. основал хедж-фонд размером всего 2 млн. долларов, а уже в 2008 г. на крахе ипотечных облигаций заработал 4 млрд. долл, что в 20 раз больше, чем Майкл Барри, протип главного героя фильма «Big Short» о кризисе 2008 года. Джон Полсон — выпускник Гарварда, лучший на курсе из 200-х выпускников — типичный американский гений-финансист. Известен как один из главных мировых инвесторов в драгоценные металлы. Он крайне задешево скупает золото.

Смотрю отчетность его хедж-фонда за 1 квартал 2021 года:


Вложения Полсона


Дмитрий Гринберг

20% всего портфеля связано с золотом, и большая часть — 9% — это компании, которые вообще не ведут добычу. У них нет выручки, они не приносят дивидендов, у них есть только расходы. Это— золото в земле.

Одно из таких месторождений Полсон купил в 1 квартале 2021 года. Компания называется Perpertua Resources, хедж-фонд владеет 40% долей, имеет своего председателя во главе и контролирует совет директоров. При этом компания публичная, листингована на Nasdaq.

Зачем покупают такие компании?

Потому что не добытое золото обходится дешевле. Намного дешевле. Вся Perpetua Resources оценивается в 330 млн. долл. при огромных запасах в 4,8 миллиона унций. это дает потенциальную выручку в 8,5 млрд. долл. Конечно, стоит учесть себестоимость добычи, первоначальные вложения, и то, что запуск месторождения запланирован на 2026 год. Проект аудируется множеством независимых экспертов (за химию в отчетах в США можно получить срок), поэтому их мнению можно доверять. С учетом согласований, будущих проектных и строительных работ, выгода от прокта (NPV) была оценена в 1,8 млрд. долл. NPV — это все доходы, которые получат инвесторы, от начала до конца его существования за вычетом всех вложений и расходов. Месторождение окупится в первые 3 года работы. Проектов такого качества с такими сроками окупаемости я не знаю.


Окупаемость обещана меньше 3-х лет


Дмитрий Гринберг

Главным препятствием в развитии новых месторождений в США являются согласования с экологическими службами и местными властями. Но благодаря тому, что добыча будет вестись на месте уже ранее существовавшего карьера (brownfield) — эти риски серьезно снижены. Месторождение также будет добывать дефицитную сурьму как побочный продукт, признанную одним из 35 стратегических минералов. Сурьма используется в военной промышленности, солнечных батареях и тп. Менеджемент в конференц-коллах утверждает, что это упростит согласование проекта.

Цена акций у подобных проектов обычно возрастает по мере их развития. Это похоже на инвестирование в квартиры на стадии котлована. Каждое новое полученное разрешение, закладка первого кирпича завода, первая отлитая унция — прохождение этих ключевых точек приносит 20-50% увеличения цены акции вплоть до оценки выше 100% от NPV к моменту получения всех разрешений.


Ключевые точки проекта


Дмитрий Гринберг

Сейчас проект оценивается в 20% NPV, что дает пространство для роста в 5 раз к 2026 году, на который намечен ввод в эксплуатацию. После первого отлитого слитка цена может вырасти еще вплоть до 150 % от NPV, как случилось с Victoria Gold и Sabina Gold, проектами, за которыми я следил несколько лет с момента получения лицензий до ввода в эксплуатацию.


Оценка компании может вырасти в разы после получения всех разрешений


Дмитрий Гринберг

Я считаю, что Perpetua Resources поглотит более крупный производитель, сейчас активность в M&A в золоте высокая по всему миру, даже наш Абрамович недавно продал свой небольшой Highland Gold, а учитывая опытного акционера, из сделки он выжмет максимум. Не так давно прошли поглощения месторождений, недавно введенных в эксплуатацию (Atlantic Gold, Richemont Mines) по цене 200$ за унцию запасов. Я рассчитываю, что цена на Perpetua может быть в 3 раза выше в случае поглощения — текущие запасы стоят 68$ за унцию. Чем более крупное месторождение, тем оно более привлекательно для выкупа грандами золотодобычи, такими как Barrick и Newmont. Их портфели почти целиком состоят именно из гигантских и крупных месторождений. Сейчас в мире дефицит новых открытий с запасами выше 1М унций (теперь считается крупным). Старые месторождения истощены, большим компаниям приходится поглощать мелкие, чтобы замещать выработанные запасы. Средний срок жизни месторождения около 10-15 лет. У Barrick уже есть 10% доля в Perpertua — очевиднее сигнала трудно придумать — проект в шорт-листе на M&A.


Подобные крупные месторождения в дефиците


Дмитрий Гринберг

Во время предыдущего подъема цен на золото в 2011-2012 гг. рынок захлестнула череда слияний и поглощений. В новую разведку вкладывались гигантские средства, крупные производители скупали мелких. Сейчас разведка обходится в несколько раз дороже, чем тогда, поэтому выгоднее скупать конкурентов. Barrick сейчас оценивается на бирже в 500$/унция запасов, почти в 10 раз дороже Perpertua Resources. Инвестиционный тезис очевиден — подобное эксплуатируемое месторождение в портфеле у Barrick на бирже оценивается также 10 раз дороже, им выгодно их присоединить. Крупные компании (Barrick, Newmont) более ликвидны на биржах, входят во все индексы и ETF’ы — поэтому оцениваются выше.

Я набираю акцию в портфель. Сейчас, возможно, оптимальная точка для входа — компания недавно листинговалась на Nasdaq, втечение 2021 года войдет в индексы. У нее есть лидирующий акционер и знак одобрения от Barrick в виде 10% доли. Вероятность запуска месторождения или поглощения крупной компанией я оцениваю гораздо выше, чем у других подобных месторождений в портфеле Джона Полсона — Nova Gold и Tower Hill.

При сохранении текущей цены на золото такая инвестиция будет хорошим хеджем от инфляции. Для долгосрочных инвестиций.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: