Кто такой Чарли Понци. История первой финансовой пирамиды.Часть 1

18 января 1949 года в страшном, по своему внешнему виду, отделении для бедняков, одного из госпиталей Рио-де-Жанейро, в возрасте 56 лет уходил из жизни Чарли Понци. Полностью ослепший, наполовину парализованный в результате инсульта, умирал отец самого страшного, самого разрушительного детища, существующего в мире финансов и поныне.

Детище, как это и заведенено, унаследовало от отца его фамилию и вот уже 101 год известно как Пирамида Понци — из жизни уходил изобретатель и создатель финансовой пирамиды. И, несмотря на то, что эта первая в истории финансовая пирамида просуществовала недолго, она с лёгкостью вознесла своего создателя до немыслимых богатств.

Лопнувшая, и похоронившая под своими обломками благосостояние и мечты 40-ка тысяч вкладчиков, она не исчезла «с лица земли», а ещё тысячи раз возрождалась после и ещё тысячи раз будет возрождаться в будущем. И даже сейчас, когда вы читаете этот пост, тысячи людей становятся участниками сотен пирамид в надежде на лучшее. Они вкладывают в них свои деньги, которые уже скорей всего никогда не получат обратно.

Содержание:
-Детство и юность. Италия
-Первые шаги в Америке
-Канада
-«Почтовая» прибыль»

Однако вернемся к Понци. Если подвести финансовый баланс его жизни, то он вряд-ли покажется впечатлительным. Двадцатиоднолетний Понци начинает своё восхождение имея два с половиной доллара в кармане, через тридцать лет, его состоянием будут 75 долларов, которых едва хватит на похороны. Однако, рассказанная в хронологическом порядке, жизнь Понци так насыщена событиями, что невольно засомневаешься, с одним ли человеком и за 30-ть ли лет они произошли.

Из бедной семьи, эмигрировавший в Америку, Понци прошёл через всё: тяжко работал, два раза отсидел, он в мгновение обретает немыслимые богатства, теряет всё, снова тюрьма, новая пирамида, депортация в Италию, близкая дружба с Муссолини и наконец больничная палата. Не жизнь, а готовый сценарий для сериала, даже на несколько сезонов хватит.

Детство и юность. Италия.

3 марта 1882 года в городе Парма (та самая Парма, которая известна своим пармезаном и пармской ветчиной), что на севере Италии, в семье почтового служащего и мелкой помещицы родился герой моего поста — Карло Пьетро Джованни Гуглиемо Тебалдо Понци (Carlo Pietro Giovanni Guglielmo Tebaldo Ponzi).

Семья живёт более чем скромно, часто даже нуждаясь. Желая сыну лучшего будущего мать отправляет его на учёбу в Рим. Однако Карло не имеет особого желания постигать науки. Нуждавшийся в Парме, нуждающийся в Риме, он буквально одержим желанием разбогатеть. Понци убеждён, что станет великим, он уже и сейчас живёт так, как если бы он уже был им.

Ни наследства отца, ни наследства тёти не может хватить на такую жизнь и промотавшийся в Риме Карло, так и не получивший высшего образования, возвращается назад в родную гавань.

За столом собралась вся семья, чтобы решить как быть с Карло дальше. План иметь собственного адвоката, или врача с треском провалился. Надежда семьи сидит понурив голову, его мать с чувством и причитаниями, как это умеют итальянские матери, рыдает.

Слово берёт дядя, он красочно обрисовывает ситуацию в Америке, что-то типа, улицы из золота, все страшно богаты и завершает свою речь предложением отправить туда Карло. Мол тот там станет человеком, заберёт к себе мать, а остальным родственникам будет посылать деньги и подарки.

Надо сказать, что дядя, «как в воду глядел.» На этот стартап семья собирает пару сотен долларов, по тем временам большие деньги, и вручает их Карло. Это ему на билет и на первое время.

Однако мать против. Нет, не против Америки, а против того, что он сам себе этот билет и купит. Ну кто лучше матери может знать на что способен ее отпрыск? Купив билет, она зашивает в брюки, в ременную часть, чтобы не так просто было до них дотянуться, два доллара пятьдесят центов. С ними Карло и ступит на берег Америки, проиграв остальные подъемные, еще в Италии, в карты.

«Я прибыл в страну имея два с половиной доллара наличными и c миллионами долларов в надеждах, и эти надежды никогда не покидали меня», — скажет он позже в интервью New York Times.

Первые шаги в Америке

Немного переврав с «улицами мощеными золотом», дядя был всё же прав насчёт Америки и насчет шанса там наладить достойную жизнь.

На рубеже веков, закончив Гражданскую войну, резко урезав в правах коренное население и чернокожих Афроамериканцев (если я вдруг не политкорректно о индейцах и африканцах, то прошу меня за это не осуждать), завоевав всё, оставшееся не завоеванным, на Западе континента, Соединенные Штаты втягивались в своё лучшее время, которое позже назовут «Золотыми двадцатыми» (Roaring Twenties).

Протянувшись от океана до океана, страна остро нуждается в людях способных заселить это огромное пространство. Развивая железные дороги, Америка остро нуждается в рабочих и открывает свои границы для мигрантов.

Тысячи рекрутеров во всех европейских странах ищут европейцев в ряды эмигрантов, рассказывая о бесплатных землях, высоких зарплатах и безграничных возможностях. В период с 1870 по 1920-е годы население Соединённых штатов увеличивается втрое: с 38,5 до 106 миллионов. Наконец, с избранием в 1901 году президентом Теодора Рузвельта начинается триумфальное продвижение прогрессизма. Именно в это время берет свое начало «Американская мечта», в этой стране возможно все.

Страна, чей Верховный суд в Вашингтоне всего несколько недель назад запретил налогообложение дивидендов от владения акциями. Страна, в которой богословы не порицают, а хвалят, как особенно благочестивых, тех кто ведет хороший бизнес, и где в журналах для домохозяек появляются статьи с серьезным заголовком «Каждый должен быть богатым».

И вот, на берег этой страны, после месячного плавания на борту SS Vancouver, 15 ноября 1903 года прибывает герой моего поста. Даже не метр шестьдесят ростом, по трапу сходил тощий, в одежде не по размеру, двадцатиоднолетний юноша, испуганно озирая всех своими черно-карими глазами.

Наивно думать, что Чарли, а сейчас его уже зовут именно так (Понци американизировал своё итальянское имя Карло), поедет осваивать Запад, где всем желающим раздавали бесплатно землю, отобранную у индейцев. И уж тем более, что он устроится на прокладку железной дороги.

Довольно долго Понци перебивается случайными заработками, параллельно «в среде» осваивая английский. Пока ему не удается устроится мойщиком посуды в один из бесчисленных ресторанов Бостона.

Жизнь в городе «бьет ключом», затихая только ранним утром. Ресторан обслуживает посетителей почти круглосуточно и Чарли буквально живёт там. Спит на полу, в двух шагах от своего рабочего места. Наконец, его усердие было замечено и Чарли получил повышение. Нет не до старшего мойщика посуды, берите выше — теперь он официант!

Одет в чистое, гладко выбрит, с постоянной улыбкой на лице сутки на пролёт, Чарли принимает заказы, приносит еду, убирает посуду, а главное — с ним производят расчет клиенты! Последним нравится расторопный и услужливый Wop («макаронник») и они охотно оставляют ему a tip (чаевые). У Чарли появляются первые деньги, он начал зарабатывать!

Но, уже не в первый раз, амбиции берут верх над разумом. Чарли желает большего и побыстрее. В кассе ресторана появляется постоянная недостача и Понци оказывается на улице. Справедливое увольнение. Как вы понимаете, это Чарли приложил свои ручонки к этой недостаче.

Не знаю точно, но предположу, что будучи официантом, он познакомился с Луиджи Заросси (Luigi Zarossi), банкиром из Канады. Иначе мне совершенно не понятно, как вчерашний официант превращается в банковского клерка.

Канада

В 1907 году Понци переезжает в Канаду и пока ещё только кассиром, начинает работать в банке Заросси. Расторопный Чарли довольно быстро становится «правой рукой», а чуть позже, владеющий тремя языками (итальянским, английским и французским), и директором банка Заросси. Естественно, Понци посвящён во все его «делишки». А «делишки» у Заросси весьма и весьма темные. Его банк был основан для обслуживания прибывающих итальянских иммигрантов и привлекает новых клиентов обещанием вдвое больших процентов на их вклады. B то время, когда в Канаде на банковские депозиты давали три процента годовых, банк Заросси обещал шесть.

Дела идут! Доверяя своему земляку, итальянцы итальянцы несут и несут деньги в его банк. По окончанию года, Заросси начисляет и выплачивает обещанные проценты. Bravissimo! Всё же может Заросси работать с деньгами, раз сдержал своё обещание и сумел заработать на инвестициях, как минимум вдвое больше других! Как-бы не так, Заросси вообще не инвестировал деньги клиентов, он их просто принимал и держал в банке. Проценты были начислены «на бумаге», а она как известно «всё стерпит», а те деньги, которые пришлось выплатить, были сняты с недавно открытых счетов, на которые проценты еще не полагались.

Заросси финансировал выплаты процентов не за счет прибыли от инвестиций, а за счет средств на вновь открытых счетах. «Ограбить Питера, чтобы заплатить Полу» — как вам такая схемка, она вас совсем не удивила? Меня так нет. Она как раз и лежит в основе любой пирамиды, как раз ее за основу для своих афер и возьмёт позже Понци.

По сути отцом «пирамидного» бизнеса нужно считать Заросси. Ему должны были бы достаться эти лавры и пост должен был бы быть о нём, однако в истории остаются незаурядные, а Понци один из них.

Пытаясь придать своей афёре хоть какой-нибудь праведный вид, т. е. желая показать хоть какую-нибудь деятельность, Заросси выдаёт кредиты под покупку недвижимости. Однако ни он, ни его директор не являются специалистами в этой области бизнеса. Кредиты дают кому попало и под что попало. Естественно возникают невозвраты и банк начинает испытывать серьезные финансовые проблемы.

В конце концов банк обанкротился, и Заросси, с большей частью денег банка и бросив свою семью, бежит в Мексику. Понци остается в Монреале и некоторое время живёт в доме Заросси. Он пытается помочь брошенной семье и скопить себе деньги на возвращение в Америку. Не смотря ни на какие усилия, ему совершенно не получается заработать.

Безденежье толкает Понци на новое преступление, на сей раз подделка банковского чека. Никем не замеченный, Понци вошел в офис бывшего клиента Заросси, Canadian Warehousing и увидел на столе чековую книжку. Не долго думая он выписывает себе чек на 423,58 доллара, подделав подпись Дэмиена Фурнье, директора компании. Далее, без особых проблем, Понци обналичивает чек, однако на сей раз удача изменила ему и он схвачен полицией.

Следующие три года Понци проведёт в федеральной тюрьме Сент-Винсент-де-Поль, заброшенном учреждении на окраине Монреаля. Как истинный итальянский сын, Чарли не сообщает матери о своем положении, a отправляет письмо, в котором рассказывает, что устроился на новую работу — «специальным помощником» тюремного надзирателя.

И по большому счёту он ей и не врал, т. к. сразу после освобождения, в 1911-м году, он получает новый срок за участие в переправке через границу нелегальных итальянских иммигрантов. И следующие два года Понци провёл в городской тюрьме Атланты, где он действительно получил должность помощника тюремного надзирателя.

Мало того, что полученная должность совсем не красит «правильного арестанта», так он и ведёт себя на ней не по понятиям. Понци переводит с итальянского, перехваченные тюремным надзирателем, письма известного гангстера Игнацио Лупо, по прозвищу «Волк» (Ignazio «der Wolf» Lupo), с которым находится в дружеских отношениях.


Источник: wiki

Игнацио Лупо (21 марта 1877 — 13 января 1947) со своей бандой в начале 1900 годов обосновался в Маленькой Италии на Манхэттене, где они занимались вымогательствами, грабежами и убийствами. В начале XX века Лупо усилил свою банду гангстерами из Южного Бронкса и Восточного Гарлема и сформировал преступный клан Морелло, который стал ведущей мафиозной семьей в Нью-Йорке. Он подозревался как минимум в 60 убийствах и был арестован в 1910 года. Получив 30 лет лишения свободы, был условно освобождён через 10. Позже был вынужден уступить место Лаки Лучано.

Другой заключенный, Чарльз В. Морс (Charles W. Morse), богатый бизнесмен и спекулянт с Уолл-стрит, обманывает тюремных врачей. Он ест мыльную стружку и во время медицинских осмотров, падает на пол, имитируя эпилептический припадок, пуская изо рта обильную пену. И благодаря этому, Морс был досрочно освобожден из тюрьмы. Многое, очень многое возьмёт Понци и от Морса. В своих последующих аферах он начнет использовать финансовые инструменты: долговые расписки и векселя. Подходит к концу срок Понци, однако он не в состоянии заплатить штраф в 50-т долларов и срок продлевают еще на месяц.


Источник: Wikipedia

Чарльз Вайман Морс (21 октября 1856 г. — 12 января 1933 г.) американский бизнесмен и спекулянт, под его контролем находилось 13 банков. Получил прозвище «Ледяной король» установив монополию в нью-йоркском бизнесе мороженого, доходы от которой позволят позже купить несколько судоходных компаний и заняться крупными финансами. Его попытка манипулировать ценами на медь вызвала распродажу акций предприятий занимающихся добычей и переработкой медной руды, которая переросла в биржевую панику 1907 года. Он был заключен в тюрьму, однако симулировал серьезную болезнь и был освобожден. Позже ему было предъявлено новое обвинение: мошенничество и получение выгоды от военных действий (имеется в виду Первая мировая). Надо сказать, что так себе обвинение. По нему нужно пересажать большую половину представителей Американского бизнеса и политики. И при том, как прошлых, так и настоящих.

В конце концов, Понци возвратился в Бостон, устроился на работу в одну из торговых фирм и в 1918 году женился.

Как и хотела мама, женой Понци становится молоденькая дочь итальянских иммигрантов. Его зарплата не достаточно высокая и молодая семья испытывает нужду.

Желание разбогатеть побуждают Чарли искать для этого возможности. Не имея товаров для импорта или экспорта, он открывает собственную торговую компанию. Пришло время перевернуть страницу, новой главы его жизни.

«Почтовая» прибыль

Летом 1919 года Понци издает «Руководство по международной торговле», каталог в котором он собрал адреса американских и европейских торговых компаний. Его идея заключалась в том, что торговые компании Старого и Нового Света будут использовать каталог, чтобы находить друг друга и устанавливать торговые связи. Бедный Чарли, эта идея никогда не работала. Во все времена подобные проекты существовали только благодаря дотациям, или принудительному участию в них.

Хотите примеров? Их есть у меня:

Торговая палата в Германии (IHK — Industrie- und Handelskammer) паразит, возникающий на теле любой компании и опустошающий его кассу, платежами за принудительное членство. Что компания имеет взамен? Ровным счётом ничего, любая услуга в IHK платная. Возникает вопрос, а почему просто не оплачивать услугу, когда в ней возникает необходимость? Зачем эти годовые принудительные взносы? А вот именно для того они и есть, чтобы финансировать никому не нужную деятельность 8.966 работников (по состоянию на 2019 год)

Жестко я о IHK? Заслуженно жестко! Наболело и накипело: за 25 лет, а я где-то так и состою в членах IHK, не одна тысяча евро «добровольных» взносов, непонятно за что, уплачена. Однако вернёмся к Понци. Мало того, что бизнес идея у его StartUp-a сомнительная, так ещё и время было самое, что ни есть, не подходящее. Полгода назад отгремели последние выстрелы самой кровавой и самой разрушительной бойни до сих пор — Первой мировой войны. Весь Старый Свет ещё лежит в руинах, а тут ещё одно испытание — Испанка. Начавшийся в 1918 году, Испанский грипп к 1919-му достиг своего апогея и будет бушевать ещё до концы 1920го. При этом в России большевики, а в Германии гиперинфляция. Вот Понци и не смог никого вдохновить своей идеей. Разместив объявления в газетах, Чарли тщетно ждет наплыва заказов на его каталог. «Еще один карточный домик рухнул», — писал он позже в своих мемуарах.

Рухнуть то он рухнул, но именно на его руинах начнётся дело увековечившее Понци. И начнётся оно, не поверите и не отгадаете, с содержимого одного конверта, полученного Понци из Испании.

Отправитель просил Понци о какой-то услуге, я нигде не нашёл информацию о характере услуги, но предположу, что это был один из немногих заказов на получение каталога. К письму был приложен ответный купон, который нужно было обменять на почтовые марки, сумма которых будет достаточной для оплаты почтовых расходов Америка-Испания.

Международный ответный купон (IRC, engl.: international reply coupon) — это ваучер, который дает возможность, без оплаты почтовых расходов, посылать письма, весом до 20-ти грамм, между странами членами Всемирного почтового союза.Впервые о такой возможности заговорили в 1874 году на Всемирном почтовом конгрессе в Берне, а в 1906 году, на конгрессе в Риме, была выбрана форма предоплаты и принята единая стоимость пересылки. Так появился ответный купон, который находит своё применение и по сей день. С изменением стоимости пересылки, в обиход переставали поступать старые возвратные купоны. Их остатки изымались из оборота, а в оборот выходил новый тираж, содержащий ответные купоны по новым ценам. Основное предназначение ответного купона состоит в том, чтобы дать возможность получателю вашей корреспонденции, находящемуся в другой стране, отправить вам ответное письмо, не прибегая к оплате почтовых расходов.

Чарли повертел в руках карточку, размером даже не в половину открытки, напечатанную на обеих сторонах, с испанской почтовой маркой, стоимостью в 30 сантимов (Céntimo -сотая часть испанского Peseta, т. е. Испанская копейка). В обмен на этот ответный купон Чарли получит почтовых марок на сумму в пять центов США, которых и хватит на оплату почтовых расходов.

Понци схватил со стола свежий номер New York Times и лихорадочно начал переворачивать страницы. Вот и то, что его интересует — актуальные курсы валют. Уже догадались зачем ему это? Еще нет, сейчас всё поймёте! А вот и нужная строка: «Один доллар США эквивалентен 666 сантимам.» Понци хватает конверт, присланный из Испании, и на обратной стороне начинает производить какие-то расчёты. Все еще не догадываетесь, зачем ему это? Не страшно, не хочу делать ему комплимент, но возникшая у него идея просто гениальна. Давайте, через плечо, заглянем в его расчеты:

1 $ = 666 °Céntimo, соответственно 30 °Céntimo = 4,5 центов США. 5 центов США / 4,5 центов США Х 100% = 11%

«Mamma mia!» — выкрикивает Понци: «Одиннадцать процентов на ровном месте!»

Объясню, что он рассчитывал и откуда такое воодушевление. Один ответный купон стоит в Испании 30 сентимо, или 4,5 цента США. Проделав путь через океан и оказавшись в Америке, он может быть обменян на почтовые марки суммой в 5 центов США.

Т.е. то, что в Испании обошлось в 4,5 цента, в Америке стоит 5 центов, или на 11 процентов больше. Пока это только теория, пока еще не понятно, как пересылать доллары в Испанию и кто будет покупать ответные купоны, но Понци уже не остановить. Он продолжает изучать обменные курсы и производит всё новые и новые расчёты. А вот и то, что он ищет: с другими валютами разница больше, намного больше. Ответные купоны, купленные в Италии за эквивалент одного доллара, выкупают в США, почтовые марки на сумму 3,30 доллара. Т.е. прибыль 2,30 доллара, сказочный доход в 230 процентов!

Если это проделывать в больших масштабах, то теоретически, пока теоретически, можно заработать много денег. Теоретически потому что есть один вопрос, который еще предстоит решить: как марки могут быть конвертированы в доллары? Почта Америки в обмен на ответные купоны выдаёт почтовые марки, а не наличные.

Но Понци, пока, отмахивается от этой проблемы. Она может и подождать, он уверен, что быстро найдет решение. Прежде всего, он решает проверить основную идею. Знакомым в Италию и Испанию, Понци отправляет долларовые купюры с просьбой купить ответные купоны и прислать их ему в Америку. Получив купоны, он выкупает их, и видит, что все работает ровно так, как он и рассчитал. Невысокая прибыль с купонами из Испании, но с другой стороны, внушительная маржа с ответными купонами из его родной страны, Италии.

Понци один до этого додумался, он гений? Возьму на себя смелость сказать, что нет, не гений. Личность он конечно не ординарная, но на гения он не тянет. Кроме него, и в этом я уверен, многие доходили до понимания, что на разнице в обменных курсах, используя обменные купоны, можно получить доход, а раз Понци был не единственным, то нет в этом гениальности. Однако все эти математики дальше своих расчётов не пошли. Все они успокоились на этапе: за купон дают почтовые марки, а не деньги.

А вот его неординарность заключается в том, что он придумывает возможность использовать «бумажную» прибыль, возникающую в результате его схемы обмена . Т.е. использовать то, что есть в теории, но не существует на практике.

Хотите узнать к чему это привело? Переходите по ссылке и читайте продолжение.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: