Спираль раскручивается: мировую экономику может отбросить назад

МОСКВА, 11 дек – Fireplan, Ульяна Крайняя. Ситуация в мировой экономике складывается непростая, определенные риски стагфляции — сочетания высокой инфляции с низким экономическим ростом – есть, но проводить аналогию с периодом 70-80 —х двадцатого века еще не время, считают эксперты, опрошенные агентством «Прайм». Пока все за то, что стагфляции удастся избежать, но вот экстремально высокая инфляция в развитых странах продлится как минимум до середины 2022 года.

Банкрот

Сжигают долги. Ждет ли нас «год великого дефолта»

Стагфляция – это ситуация, когда одновременно присутствует слабый экономический рост (или его отсутствие), высокая инфляция и безработица.

«Чтобы прогнозировать стагфляцию, надо быть уверенным, что высокая инфляция будет достаточно затяжной, а экономический рост сильно замедлится», — объясняет директор компании «Единый Брокер» Артём Арзамасцев.

Рост инфляции уже беспокоит руководство ФРС, считавшее ранее, что речь идет лишь о временном явлении. ЕЦБ пока занимает более осторожную позицию. «Тем не менее, инфляционные ожидания растут по обе стороны океана», — уверяет эксперт. 

Скорее всего, в 2022-м мы будем наблюдать дальнейший рост инфляции США и ЕС, но как долго он продлится — сказать сложно. А говорить о начале экономического спада и росте безработицы — пока рано. Судя по последним данным, экономика США и еврозоны восстанавливается после спада, связанного с пандемией. 

При слове «стагфляция» все вспоминают период 1970-1980 гг., когда большинство западных экономик столкнулись с непривычным сочетанием высокой инфляции (в США, например, достигавшей двузначных уровней), периодических рецессий в экономике и высокой безработицы, продолжает руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «ФИНАМ» Ольга Беленькая.

Нью-Йоркская фондовая биржа

Миру предсказали конец эпохи свободных денег

«Сейчас ситуация другая, но в третьем квартале многие страны столкнулись с явлениями одновременного замедления роста экономики из-за дефицита ресурсов и усиления инфляционного давления, что в принципе можно называть мини-стагфляцией. Однако аналогии со стагфляцией семидесятых-восьмидесятых проводить пока рано», — рассуждает она.

Текущая ситуация вызвана прежде всего серьезными нарушениями в глобальных производственных и логистических цепочках после пандемии, которые усилились из-за распространения дельта-штамма — многие страны Юго-Восточной Азии, где расположены основные производственные мощности, вводили локдауны. 

Однако эффект «узких мест» (нехватка материалов, комплектующих, работников, увеличение задержек и стоимости транспортировки) усиливается факторами экономической политики – избыточным стимулированием спроса в 2020-2021 гг. в развитых экономиках и ускоренным энергопереходом в Европе и Китае. «В США и Великобритании отмечается острое превышение спроса на трудовые ресурсы над их предложением, что является сильным проинфляционным фактором», — полагает Ольга Беленькая.

ИНФЛЯЦИОННАЯ СПИРАЛЬ

В октябре волна дельта-штамма в большинстве регионов, кроме Европы, пошла на спад, это позволило возобновить работу производств в Азии и спрос в секторе услуг в США, что «позитивно сказалось на экономической активности». 

Однако новый штамм омикрон, как и возможные последующие штаммы, создают риски новых локдаунов, что, по мнению Беленькой, может вновь переключить спрос с услуг на товары и усилить дисбаланс спроса и предложения, затянув процесс восстановления мировой экономики и, возможно, период повышенной инфляции.

Генеральная репетиция Фестиваля "Спасская башня"

Сметают все: зачем Китаю столько нефти, газа и угля

«Консенсус сейчас состоит в том, что экстремально высокая инфляция в развитых странах продлится по крайней мере до середины 2022 года. Но даже после ослабления факторов ценового давления со стороны предложения могут еще какое-то время сохраняться факторы давления со стороны спроса (накопленные сбережения, низкие процентные ставки, дефицит трудовых ресурсов и связанный с этим рост зарплат)», —считает эксперт. Поэтому высока вероятность, что и к концу 2022-го инфляция (по крайней мере, в США и Великобритании) останется заметно выше целевых уровней.

Эксперт из ФИНАМ полагает, что текущая стагфляция все же носит временный характер, и «по мере расшивки узких мест со стороны предложения» ситуация стабилизируется. Однако все признают увеличение рисков закрепления инфляции на высоких уровнях на более длительный срок. Здесь возрастает риск формирования инфляционной спирали, когда выходят из-под контроля инфляционные ожидания, рост зарплат и цен становится самоусиливающимся, а экономика перестает расти.

СТРЕСС-ФАКТОРЫ

Мы наблюдаем структурный кризис мировой экономики, вызванный последствиями коронавируса и излишне мягкой денежно-кредитной и бюджетной политикой, проводимыми мировыми центральными банками. Цены большинства активов перегреты, реальные драйверы их дальнейшего роста очень слабы, кредитные импульсы сейчас сильно замедлились. Реальные процентные ставки сейчас отрицательные во всем  мире и исторически минимальны в долларах, из чего можно прогнозировать нулевой рост производительности труда при неопределенности роста финансового рынка. «Это основные стресс-факторы для прогноза динамики мирового экономического роста», — говорит доцент кафедры финансов и цен РЭУ им. Г.В. Плеханова Диана Степанова.

Риски усиления замедления, рецессии глобального экономического роста также связаны с ужесточением монетарных политик центральных  банков мира и медленными темпами восстановления логистики и промышленных перевозок, транспортировки, «узкими местами» в производственных центрах (как например, в Азии). 

«Неизбежное повышение процентных ставок центральными банками приведет к замедлению экономического роста. В таких условиях на фоне продолжающегося коронакризиса стагфляционное давление на мировую экономику будет усиливаться», — полагает экономист.

Вывеска на здании штаб-квартиры российской нефтедобывающей компании "Роснефть" в Берлине

Россия нашла покупателя на свою лучшую нефть

МРАЧНЫЕ ПРОГНОЗЫ НЕ СБУДУТСЯ

Ситуация на финансовых рынках постоянно меняется, но пока все складывается за то, что мировой экономике удастся избежать стагфляции. В конце следующего или в начале 2023 года мировая экономика может скатиться в дефляцию, прогнозирует в свою очередь руководитель департамента инвестиционного анализа и обучения Инвестиционной группы «Универ Капитал» Андрей Верников.

В стагфляцию эксперт не верит: сейчас не 70-е годы прошлого века. «Центральные банки накопили огромный опыт по борьбе с инфляцией, и рынки это понимают. Достаточно было главе ФРС заявить, что он исключает слово «временная» применительно к инфляции — и нефть обвалилась. Товарные рынки обеспокоились, что ФРС начнет сворачивать денежное стимулирование раньше времени. Страшно представить, где будет нефть, если ФРС поднимет ставку на 0,5% — где-то в районе 50 долларов за баррель —и все разговоры об инфляции и стагфляции сразу уйдут”, — отмечает он.

Ещё меньше оснований говорить о риске стагфляции в российской экономике, считает Арзамасцев. Банк России активно предпринимает меры по борьбе с инфляцией, которые должны дать результат уже во втором полугодии 2022 года.

«Никаких признаков спада в экономике РФ и замедления мы тоже не наблюдаем. Да, рост медленный, но это всё-таки рост, а не спад», — подчеркивает он.

Таким образом с высокой степенью уверенности можно сказать, что риск стагфляции в РФ пока минимален. Ситуация в ЕС и США менее благополучна, с точки зрения роста инфляционных рисков, но о спаде экономики там пока тоже говорить рано — не стоит переоценивать риск стагфляции на текущий момент, подытожил эксперт.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: