В чем была суть финансового кризиса 2008 года и повторится ли он сейчас

Банки США переживают череду дефолтов, которую аналитики сравнивают с кризисом 2008 года. Кратко рассказываем о причинах и последствиях тех событий

Финансовый кризис 2007-2008 годов, также известный как кризис субстандартного ипотечного кредитования или «великая рецессия », начался в США и с коллапса на рынке недвижимости. Однако последствия этого кризиса, проявившиеся в виде краха ряда крупных инвестиционных и коммерческих банков, ипотечных кредиторов и страховых компаний, угрожали разрушить международную финансовую систему.

Рецессия в США официально продолжалась с декабря 2007 года по июнь 2009 года, а глобальная рецессия, затронувшая экономики по всему миру, длилась в некоторых странах до 2011 года. Во время «великой рецессии» падение ВВП по паритету покупательной способности развитых стран достигло 3,4%, а рост ВВП развивающихся экономик замедлился с 5,8% в 2008 году до 2,8% в 2009 году, согласно данным Всемирного банка. В России ВВП в 2009 году упал на 7,9%. После кризиса большинство стран так и не вернулись к докризисным темпам экономического роста.

Почему произошел кризис 2008 года

Хотя точные причины финансового кризиса остаются предметом споров, экономисты называют ряд наиболее значимых факторов. Федеральная резервная система (ФРС) США в период с мая 2000 года по декабрь 2001 года снизила ставку по федеральным фондам с 6,5% до 1,75%.

Это позволило банкам предоставлять дешевые потребительские кредиты и стимулировало их кредитовать даже клиентов с высоким уровнем риска. Потребители воспользовались заемными деньгами для покупки бытовой техники, автомобилей, но, главным образом, домов. В результате возник «жилищный пузырь» — быстрый рост цен до уровня, значительно превышающего их стоимость жилья, служащего залогом по кредитам.

Изменения в банковском законодательстве дали банкам возможность предлагать даже ненадежным клиентам нестандартные ипотечные кредиты. Они предусматривали либо выплаты основной суммы задолженности в конце срока действия кредитного соглашения, либо имели плавающую ставку — низкую для первоначального периода, а затем резко возрастающую (в зависимости от ставки по федеральным фондам).

Пока цены на жилье продолжали расти, рискованные заемщики могли защитить себя от высоких ипотечных платежей путем рефинансирования, займа под возросшую стоимость жилья или продажи жилья с прибылью и погашения ипотечного кредита. В случае дефолта  банки могли вернуть собственность и продать ее дороже, чем сумма первоначального кредита. Субстандартное, рискованное кредитование было выгодной инвестицией для многих банков, и они активно предлагали такие кредиты клиентам даже с плохой кредитной историей или небольшим количеством активов, зная, что такие заемщики не смогут позволить себе погасить кредит. В результате доля рискованных ипотечных кредитов среди всех кредитов на покупку жилья увеличилась с 2,5% до почти 15% с конца 1990-х по 2004-2007 годы.

Росту такого кредитования способствовала широко распространенная практика секьюритизации, когда банки объединяли сотни или даже тысячи ипотечных кредитов и других форм потребительского долга в транши облигаций и продавали на рынках капитала другим банкам и инвесторам, включая хедж-фонды и пенсионные фонды. Облигации , обеспеченные в основном ипотечными кредитами, стали называться ипотечными ценными бумагами (ИЦБ, MBS). Они давали право их покупателям на долю процентных и основных платежей по базовым кредитам.

Продажа таких бумаг казалась банкам хорошим способом повысить ликвидность  и снизить риск субстандартных кредитов, а покупка таких бумаг выглядела вариантом диверсификации портфелей и дополнительного заработка. Поскольку цены на жилье продолжали свой стремительный рост в начале 2000-х годов, MBS стали широко популярны, и их цены на рынках капитала, соответственно, выросли.

Помимо этого, смягчение регулирования привело к тому, что банки, инвестиционные компании и страховщики получили возможность выходить на рынки друг друга и сливаться, что привело к образованию конгломератов, банкротство которых могло бы обрушить всю финансовую систему. Тогда появилось расхожее выражение «too big to fail», или «слишком большой, чтобы обанкротиться».

В 2004 году Комиссия по ценным бумагам  и биржам (SEC) также ослабила требования к чистому капиталу, то есть соотношению активов и обязательств, которое позволяет защитить вкладчиков от неплатежеспособности кредиторов, что побудило банки вкладывать еще больше денег в MBS — рост их стоимости был косвенно обусловлен продолжением роста «жилищного пузыря».

Однако длительный период глобальной экономической стабильности и роста, начавшийся в 1980-х годах и известный как «Великая умеренность», убедил — как впоследствии выяснилось, ошибочно, — многих руководителей американских банков, чиновников и экономистов в том, что экстремальная экономическая нестабильность навсегда осталась в прошлом. Это заставило рынок игнорировать явные признаки надвигающегося кризиса и продолжать рискованное кредитование, заимствования и секьюритизацию.

ФРС с июня 2004 по июнь 2006 года повысил ставку с 1,5 до 5,25%, что привело к большому числу дефолтов у субстандартных заемщиков, у которых были ипотечные кредиты с плавающей ставкой. Рынок жилья тем временем насытился, и цены на жилье начали снижаться. После этого MBS, основанные на низкокачественных ипотечных кредитах, также стали падать в цене, что привело к убыткам многих банков и пенсионных фондов.

В результате 15 сентября 2008 года американский инвестиционный банк Lehman Brothers подал заявление о банкростве, которое стало крупнейшем за всю историю США. Падение этого банка стало тем, что многие считают началом глобального финансового кризиса 2008 года. Даже спустя десять лет после банкротства Lehman Brothers так и не вернулись к докризисным траекториям роста 60% экономик, которых не затронул банковский кризис, и 85% экономик, по которым он ударил, говорится в исследовании Международного валютного фонда (МВФ). Также к 2017 году траектория роста инвестиций в мире в среднем была на 25% ниже, чем она могла бы быть, не случись кризиса.

Что происходит с банками США в 2023 году

Американский Silicon Valley Bank (SVB) 11 марта стал самым крупным банкротом в банковском секторе США со времен глобального экономического кризиса 2008 года, оценилBloomberg. Банк был закрыт в связи с недостаточной ликвидностью и неплатежеспособностью, что стало одним из крупнейших банковских банкротств в истории США, указал The New York Times. SVB был на 16-м месте по величине активов в США. Также обанкротился Signature Bank с аналогичным портфелем акций и был ликвидирован Silvergate Capital.

Причинами краха Silicon Valley Bank стала жесткая политика ФРС США и высокая инфляция, на фоне которой основные заемщики банка — технологические стартапы — испытывали нехватку средств и снимали депозиты со счетов. При этом средства клиентов, привлеченные ранее на депозиты, банк вкладывал в долгосрочные облигации, которые рассчитывал держать до погашения. Высокая ставка и риск рецессии привели к падению цены долговых бумаг, и на фоне набега вкладчиков банк был вынужден продать активы по более низкой цене и зафиксировать убыток.

Президент США Джо Байден заявил, что американские налогоплательщики не понесут потерь из-за проблем обанкротившихся Silicon Valley Bank (SVB) и Signature Bank. «Сегодня, благодаря оперативным действиям моей администрации в последние пару дней, американцы могут быть уверены в том, что банковская система в безопасности. Ваши вклады будут на месте, когда они вам понадобятся», — сказал он. Также президент США добавил, что намерен ужесточить регулирование в финансовом секторе.

На фоне краха SVB вкладчики в США стали массово выводить деньги с незастрахованных вкладов, а котировки банков начали падать. Наиболее пострадал четырнадцатый по величине активов банк First Republic Bank (FRB), акции которого обвалились за последнюю неделю более чем на 80% на Нью-Йоркской фондовой бирже. Агентства S&P Global Ratings и Fitch Ratings понизили кредитные рейтинги банка до уровней спекулятивной категории.

Чтобы спасти FRB, 11 крупнейших банков США разместят в нем на незастрахованных депозитах в общей сложности $30 млрд. В числе вкладчиков — Bank of America, Citigroup, JPMorgan Chase, Goldman Sachs, Morgan Stanley и Bank of New York Mellon, PNC Bank, State Street, Truist и US Bank. Размещение средств даст First Republic Bank ликвидность для того, чтобы продолжать обслуживать своих клиентов.

Повторится ли финасовый кризис 2008 года

Большинство аналитиков считают, что на данный момент ситуация с крахом SVB выглядит как кризис конкретной компании, а не банковской отрасли в целом. Инвестиционный стратег ИК «Алор Брокер» Павел Веревкин указал на то, что проблемы Silicon Valley Bank не общие для сектора, и банк не является системообразующим.

«Подобная совокупность проблем управления балансом и риск-менеджмента является, скорее, единичным случаем в индустрии, поскольку современная банковская система США отличается более высокими требованиями к капиталу. С учетом устойчивости банков мы не ожидаем цепной реакции», — подтверждала аналитик Freedom Finance Global Алина Попцова.

Заместитель главного экономиста по рынкам Capital Economics Йонас Гольтерманн заявил, что портфели других банков США более «диверсифицированы» и не зависят так сильно от одной отрасли экономики.

Заместитель министра финансов США Уолли Адейемо попытался успокоить рынок: «Федеральные регулирующие органы пристально следят за этим финансовым учреждением, но, когда мы говорим о финансовой системе в целом, мы очень уверены в ее возможностях и устойчивости. У нас есть инструменты, необходимые для того, чтобы справиться с подобным инцидентом». Он уточнил, что поводов беспокоиться из-за стабильности банковского сектора гораздо меньше, чем было 15 лет назад, благодаря реформам, проведенным после кризиса 2008 года.

Однако миллиардер и управляющий хедж-фондом Билл Акман сравнил SVB с Bear Stearns, первым кредитором, обанкротившимся в начале глобального финансового кризиса 2007–2008 годов. «Риск банкротства и потери депозитов здесь заключается в том, что следующий наименее капитализированный банк может не справиться с ситуацией, а костяшки домино продолжат падать», — написал Акман.

Однако проблемы в секторе по-прежнему остаются актуальными, считает аналитик ФГ «Финам» Ксения Лапшина: «Банки держат активы на счетах друг у друга, и теперь, ситуация напоминает снежный ком: банки пытаются спасти свои активы, вкладчики — свои депозиты, а акционеры — свой инвестиционный портфель ». «Объем заимствований американских банков у ФРС за прошедшую неделю заметно превысил сумму $111 млрд, полученную ими в кризисном 2008 году, и достиг $164,8 млрд», — напомнила ведущий аналитик Freedom Finance Global Наталья Мильчакова.

Инвестиционный консультант ФГ «Финам» Тимур Нигматуллин порекомендовал не исключать рисков и для российского финансового сектора в случае негативного сценария событий на рынке США. По его словам, во время 2008 года также возникало обманчивое ощущение, что «Россия — это островок стабильности», однако при снижении аппетита инвесторов к риску негатив может затронуть и российский рынок.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: