От бензина до вазелина: ЕС запретил покупать у Лукашенко любые нефтепродукты

Евросоюз в четверг, 24 июня, утвердил первый в своей истории пакет экономических санкций против Белоруссии.

За принудительную посадку рейса Ryanair в Минске для ареста экс-главреда NEXTA Романа Протасевича, «серьезные нарушения прав человека» и «жестокое подавление гражданского общества, правительство Белоруссии, его агентства и корпорации, а также госбанки будут отрезаны от финансовых рынков ЕС, а белорусские НПЗ не смогут продавать в Европу нефтепродукты, следует из решения, опубликованного в официальном журнале ЕС.

Под санкции, вступающие в силу незамедлительно (с 25 июня) попала вся таможенная номенклатура нефтепродуктов, в том числе ключевые — бензин и дизель (включены в группу кодов ВЭД 2710).

В докризисном 2019 году, по данным таможни (.xls), Белоруссия заработала на их продаже 5,2 млрд долларов, из которых 3,3 млрд — за счет экспорта в дальнее зарубежье. На нефтепродукты пришлось 25% экспортных доходов экономики от торговли со странами вне СНГ (13,3 млрд долларов, .xls).

Запрещается как покупать, так и транспортировать нефтепродукты белорусского производства, даже если они приобретаются у посредника. Причем вето наложено тотально: помимо основной номенклатуры под санкции попали кокс, битум, битумные смеси, воск, парафин и даже вазелин (группы кодов ВЭД 2711, 2712, 2713 и 2715). Единственное исключение сделано для асфальта, но его, согласно таможенной статистике, Белоруссия не продает.


Под аналогичные санкции попадет все банки с долей государства больше 50%, а также отдельно — дочерние структуры Беларусьбанка, Белинвестбанка и Белагропромбанка.

На практике это означает, что банки, как правительство, теряют возможность рефинансировать внешний долг перед европейскими кредиторами и будут вынуждены гасить его или замещать займами в других странах.

По данным НацБанка Белоруссии, на 1 апреля из 41,1 млрд долларов внешнего долга 18,1 млрд приходится на государство, 5,1 млрд — на банковский сектор и 14,9 млрд — на компании, преимущественно государственные.

Для «Беларуськалия» — другого ключевого источника экспортных доходов для Белоруссии — ЕС сделал «поблажку». 

В санкционный список не включили основной продукт компании — калий с содержанием 40-62% K2O, который используется в удобрениях. Под ограничения попал лишь технический калий, доля которого в экспорте невелика.

Помимо этого, в Белоруссию запрещено поставлять ингредиенты для табачной промышленности, технологии и программное обеспечение для контроля интернета, технику двойного назначения, имеющую военное или полицейское применение.

Вкупе с санкциями против МАЗа, БелАЗа, запретом на полеты прямой ущерб от всех санкционных пакетов ЕС составит 4-4,5% ВВП Белоруссии, оценивает директор по инвестициям ИК «Локо-Инвест» Дмитрий Полевой.

Впрочем, добавляет он, помимо прямых будут и вторичные эффекты, затрагивающие поставки в другие страны, нарушение логистики и финансовые ограничения.


Наиболее болезненные санкции — запрет на поставку нефтепродуктов, считает эксперт по санкциям Цюрихского университета Мария Шагина. Однако многое будет зависеть от того, введет ли аналогичные санкции Украина: она ключевой потребитель с долей 50% в прошлом году и 38% — в 2019-м.

Что касается санкций против госдолга, то «венесуэльского» сценария Александру Лукашенко удалось избежать: запрещено покупать новые бумаги (выпущенные после 29 июня), а торговать старыми — по-прежнему можно.

В обращении у Белоруссии — евробонды на 3,3 млрд долларов, которые торгуются с доходностью 8,4% годовых. Рынок оценивает их чуть лучше, чем долг Эфиопии.

Потеря валютных доходов уронит белорусский рубль на 5-10%, но дефолта и системного кризиса в экономике не будет, считает Полевой: «Санкции сделают экономику Беларуси еще более зависимой от РФ. Но это укладывается в целевую модель российских властей, которые будут вынуждены играть роль «кредитора последней инстанции» страны, отрезанной от внешних рынков».

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: