«Горячая точка» для инвесторов: кто сможет заработать в Афганистане

МОСКВА, 28 авг – Fireplan, Арфи Пиликян. США вывели свои войска из Афганистана, и контроль над страной спустя 20 лет снова получили талибы*. Вернувшись, они пообещали гражданские свободы местному населению, мир и экономическое возрождение. Долгое время считавшийся бедным Афганистан действительно имеет экономический потенциал. К его богатым месторождениям, по последним оценкам, на 3 триллиона долларов, присматриваются сразу несколько стран. И все же опрошенные «Прайм» эксперты сомневаются, что госпроект «Талибана»* сможет привлечь глобальных инвесторов.

Небоскребы Манхэттена в окрестностях Бруклинского моста в Нью-Йорке. в центре - небоскреб на Уолл-стрит 40.

СМИ: финансовые компании США боятся работать с Афганистаном

В июле 2021 года США завершили вывод военного контингента из Афганистана, а в августе Кабул заняли талибы*. Происходящее с этого момента в стране напоминает сценарий жуткого блокбастера с бегством президента, с переполненным аэропортом и ищущими в нем спасения толпами местных жителей, с расстрелами митингующих против новой радикальной власти, с многомиллионной волной мигрантов из страны, грозящей вновь стать активным рассадником терроризма.

Впрочем, в США поспешили назвать это сценарием другого жанра и формата – так называемого «управляемого хаоса». Да и талибы* анонсируют вполне мирные тезисы —  обещают гражданские свободы женщинам и религиозным меньшинствам, прекращение боевых действий и порядок. Они также дали слово не допустить в подконтрольный ими Афганистан иностранных террористов, достроить газопровод ТАПИ и возродить экономику. 

ПЕРВАЯ РЕАКЦИЯ РЫНКОВ

Могут ли подобные заявления привлечь глобальных инвесторов? Международный финансовый консультант FCP (Financial Management) ltd Исаак Беккер считает, что нет. По его словам, еще слишком много неопределенностей – потенциальные риски превышают возможные выгоды, страна никогда не была в центре глобальной экономики и «выхлоп» от вложений оценить сложно, особенно с учетом грядущей политической нестабильности. 

Главный аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов более резок: вкладывать инвестиции в Афганистан сейчас — все равно что инвестировать в финансовую пирамиду.

«У власти радикальное и криминализированное религиозное движение, и в условиях практически убитой экономики страны перспектив для роста и развития у талибов* нет, соответственно, любые договоренности, которые совершат заинтересованные и дружественно настроенные страны, могут быть в любой момент аннулированы. Полагаю, что все это осознают, поэтому пока и держат выжидательную позицию», — рассуждает Антонов.  

Экспертное сообщество отмечает, что на события в Афганистане рынки отреагировали слабо. 

«Смена власти в Афганистане встревожила инвесторов в Азии, Европе и США. Впрочем, беспокойство это вылилось лишь в легкую волатильность биржевых индексов, и уже спустя день сообщения из Кабула вовсе не вызывали никаких эмоций на рынках», — констатировал инвестиционный стратег «БКС Мир инвестиций» Александр Бахтин. 

Он объясняет это слабостью экономики Афганистана. Вот уже 10 лет ВВП страны остается вблизи 20 миллиардов долларов. Такой же ВВП у карибского островного государства Тринидад и Тобаго с 1,4 миллиона жителей, сравнивает эксперт. По его словам, 44% афганцев заняты в технически отсталом аграрном секторе, промышленность развита слабо, ее доля в структуре ВВП – всего 12,5%.

Денежные купюры США и монеты номиналом один рубль

Финансист рассказал, когда стоит предпочесть рубль доллару

По уровню реального ВВП на душу населения в глобальном рейтинге CIA World Factbook Афганистан занимает 213 место из 228. 

Экономика Афганистана ничтожно мала, никаких важных товаров на мировой рынок страна не поставляет, соглашается Антонов, ее ВВП на душу населения даже ниже, чем у беднейших стран Африки или соседнего Таджикистана. При этом только на наркоторговле за прошлый год «Талибаном»* было заработано порядка 416 миллионов долларов. 

В ПЕРСПЕКТИВЕ КРИЗИС

Более того, эксперты говорят, что экономике, которая полностью зависит от внешних денежных вливаний, грозит глубокий кризис. Из 70 стран-доноров самая крупная – США – уже прекратила финансирование и заморозила резервы афганского ЦБ, а также заблокировала доступ к счетам правительства. В Евросоюзе (Германия и Франция) последовали примеру Америки, запретив поставки денежных средств. Так же поступил МВФ. Канада и Великобритания готовятся принять аналогичное решение.  

Аналитики, с одной стороны, оправдывают санкции, с другой опасаются, что заморозка активов может привести экономику страны к серьезным негативным последствиям. 

«Что, если «Талибан»* захочет продать облигации американского казначейства на 50 миллионов долларов и купить оружие? В то же время афгани (национальная валюта Афганистана – прим. Fireplan) держалась за счет вложения активов в золото и доллары. Заморозка резервов приведет к резкому падению афгани», — прогнозирует аналитик портала Central Banking Джон Пол Конинг. По его словам, санкции спровоцируют гиперинфляцию.

Ситуацию могут исправить новые доноры и инвестиции, считает он. Но сможет ли победившая радикальная власть привлечь их? 

ЗАЛЕЖАВШИЕСЯ БОГАТСТВА

Как ни странно, бедный Афганистан не так уж и беден. В стране достаточно запасов золота, редкоземельных металлов, железных руд, меди, а также существенные залежи лития, который потенциально будет интересен странам, закупающим его как сырье для производства элементов питания для электроники.

По разным оценкам, совокупно запасы полезных ископаемых страны оцениваются от 1 до 3 триллионов долларов. 

"Прибыль

Финансист рассказал, когда инвестор рискует лишиться всего

Очевидно, что у малообразованных талибов* не будет самостоятельных возможностей грамотно распоряжаться таким богатством, а поскольку ни ЕС, ни США, ни их союзники, пока у власти радикальное движение, ожидаемо не смогут здесь реализовывать свои интересны, этим могут заняться другие страны, например, Китай — крупнейший производитель элементов питания для электроники в мире, предполагает Антонов. 

Китай уже предпринимал попытки начинать разработки афганского медного месторождения Айнак. Кроме того, Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) имеет разрешение на бурение нефтяных месторождений на сумму 400 миллионов долларов в течение 25 лет. Пока все это делается лишь с точки зрения захвата плацдарма и на практике почти не реализуется, но перспективы у проектов есть, и неплохие.

Бахтин указывает на крупный инфраструктурный проект, в котором могут быть заинтересованы Россия, Индия, Пакистан и Туркмения, — газопровод ТАПИ (Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия) мощностью 33 миллиарда кубометров в год. Его должны были построить в 2017 году, но начали реализовывать лишь в 2018-м году. 

Представители «Талибана»* 17 августа заявили, что заинтересованы в постройке этого газопровода. 

«В теории, поскольку газотранспортная система России со времен СССР соединена с туркменской, ввод такой нитки мог бы диверсифицировать поставки не только туркменского, но и российского газа на крупнейших потребителей – Индию и Пакистан. При этом такие страны как США, Саудовская Аравия, Катар могут препятствовать завершению этого проекта, ведь Индия – весьма желанный клиент для их СПГ», — подчеркивает собеседник «Прайма». 

ОСОБЫЕ РИСКИ 

Китай 17 августа официально подтвердил, что готов к дружественным отношениям с талибами* и приветствует афганские проекты развития, но эксперты видят немало препятствий для такой дружбы. 

«Пока неясно, как Китай будет заходить в страну. Продавать сырье на мировом рынке из страны, которая вот-вот окажется под очередными санкциями США и, скорее всего, Евросоюза будет проблематично. Основному интересанту, возможно, понадобится не один год, чтобы решить этот вопрос», — рассуждает Антонов.

Бахтин соглашается: у потенциальных экономических партнеров «Талибана»* возникает специфический риск — эффект наказания за сотрудничество. США, уже пообещавшие использовать санкции против представителей движения, могут включить в список компании и страны, которые будут сотрудничать с новым режимом в Афганистане или финансировать его. Разумеется, в этом случае геополитический дисконт в активах этих стран неизбежно вырастет. 

Поэтому другие заинтересованные в международной торговле и сотрудничестве с Афганистаном страны – Пакистан, Индия, Россия, Иран, Турция – пока не спешат, оценивая, чего здесь больше – выгоды или рисков.

«В случае вооруженной экспансии против среднеазиатских стран, в частности Таджикистана, скорее всего, последует ответ на уровне Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), что в свою очередь может выступить умеренным негативом для рублевых активов», — допускает Бахтин, говоря о рисках для России. Он напоминает, что конфликт Армении и Азербайджана в Нагорном Карабахе в 2020 году оказывал умеренное давление на рубль. 

В целом эксперты настроены пессимистично: огромные политические, инвестиционные риски и инфраструктурные проблемы вряд ли сделают возможным и реализацию ТАПИ, и добычу лития в ближайшем будущем. «Судя по всему, такой богатый и такой бедный Афганистан еще долго продолжит оставаться территорией, полной политической и экономической неопределенности», — резюмирует Бахтин.

 

*»Талибан» — террористическая организация, запрещенная в России.  

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: