Россия готовится конфисковывать криптовалюту коррупционеров

Злоумышленники часто применяют криптовалюты для платежей. Компания НЭС расскажет, что делается для ареста и конфискации преступных доходов в странах мира и в России.

Криптовалютам перекрывают пополнение?

В первые недели июля криптобиржа Binance получила предупреждения от британской FCA, итальянской Consob, регуляторов Канады, Японии и Тайланда. Два крупнейших банка, Barclays и Santander, уже прекратили осуществлять платежи клиентов на счета Binance.

Причем неизменно законопослушные VISA и Mastercard продолжают поддерживать платежи по картам, пополняемым с Binance и других криптоплощадок. Тем самым держателей криптовалют настойчиво подталкивают выводить средства в фиат.

Похоже, западные финансовые институты больше не намерены мириться с платежными инструментами, которые не регламентируются правилами ПОД/ФТ (противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма). В частности, Еврокомиссия предложила вообще запретить анонимные криптокошельки на территории ЕС.

Россия не остается в стороне. 7 июля, выступая на конференции руководителей европейских прокуратур в Санкт-Петербурге, генеральный прокурор РФ Игорь Краснов сообщил о готовящихся изменениях в российском законодательстве. По его словам, разрабатываются поправки, которые позволят конфисковывать доходы от взяток и расхищения бюджета, хранящиеся на криптовалютных кошельках.


Игорь Краснов, Генеральный прокурор Российской Федерации

Международная практика конфискации криптовалют

У западного сообщества сейчас в тренде изъятие выкупов, полученных хакерами за таблетки от программ-вымогателей. Например, ФБР в начале июня вернула компании Colonial Pipeline Co 63,7 биткоинов (2,3 миллиона долларов), уплаченных хакерской группе DarkSide.

Однако по большей части под конфискацию попадают доходы от отмывания средств, продажи наркотиков и финансирования терроризма.

Все началось в 2013 году, когда правительство штата Виктория (Австралия) изъяло 24500 биткоинов у осужденного наркоторговца Ричарда Полларда. И в том же году ФБР конфисковало криптовалюту у Росса Ульбрихта, владельца анонимной торговой площадки Silk Road. От комиссий с продажи наркотиков преступник получил 144000 биткоинов.

Из недавних случаев можно назвать арест британской полицией 160 миллионов долларов в виде криптовалюты, о которых стало известно в ходе расследования отмывания средств.

Летом 2020 IRS-CI, налоговая полиция США, при технической поддержке Chainalysis, захватила контроль над сайтом бригад «Изз ад-Дин аль-Кассам», военной организации ХАМАС. И конфисковала криптовалюту на миллионы долларов, которую владельцы сайта собирались направить на финансирование террористических актов.

8 июля 2021 года министерство обороны Израиля конфисковало у ХАМАС 84 кошелька с криптовалютами Tether, Ether и Dogecoin, на общую сумму около 7,7 миллионов долларов.

По подсчетам Block Media, всего в мире конфисковано около 453000 биткоинов.

Расследование и изъятие

Розыском и изъятием криптовалютных активов на Западе занялись намного раньше нас, и опыт наработан немалый. В 2014 году Управление ООН по наркотикам и преступности выпустило руководство по поиску и расследованию преступных доходов, которые хранятся и передаются в виртуальных валютах (Basic Manual on the Detection and Investigation of the Laundering of Crime Proceeds Using Virtual Currencies).

Для идентификации владельцев кошельков следователи применяют:

  • Автоматический сбор и агрегацию больших объемов данных с помощью веб-скрепинга и методов конкурентной разведки (OSINT);
  • Анализ цифровых отпечатков (fingerprint);
  • Структурирование и соотнесение информации с помощью эвристики, кластерного анализа, исследования графов.


Ход расследования ФБР при поиске кошельков DarkSide

Кроме того, по рекомендациям FATF применяются «красные флажки» (red flag, признаки отмывания), применительно к поиску виртуальных активов. Примеры таких маркеров:

  • Криптобиржа, обменник или физическое лицо использует много счетов;
  • Среди счетов есть оффшорные;
  • По ним часто производятся трансграничные операции.

Польстившись на анонимность биткоинов, преступники сами себя загоняют в ловушку. В цепочке блоков и публичном доступе распределенной сети хранится история всех транзакций по кошельку. Поэтому достаточно достоверно связать номер кошелька с IP-адресом, и вся криминальная деятельность оказывается видна как на ладони.

Как производится изъятие криптовалюты

Адвокатское бюро Nyman Gibson опубликовало выдержки из руководства по изъятию криптовалют. Мероприятие включает следующие этапы:

  • Изъятие. Правоохранители конфискуют устройства, на которых установлены приложения кошельков. А также телефоны, которые использовались для аутентификации входа в онлайн-кошельки;
  • Доступ. Средства переводятся на специальный кошелек для конфиската. Если кошелек злоумышленника зашифрован,. устройства помещаются в сумку Фарадея, чтобы исключить удаленный вывод денег сообщниками;
  • Хранение. Кошелек с конфискованными средствами хранится на сервере, защищенном от кибератак.

Какие бывают сложности? Например, преступники скрывают ключи. Хакер из Германии, баловавшийся установкой вирусов-майнеров, получил 2 года, но пароль от кошелька с 1700 биткоинами сообщать отказывается.

А отсутствие защиты устройств и кошельков может зкаончиться кражей конфиската. Так, в июле 2021 злоумышленники увели с кошельков новозеландской полиции биткоины на 45000 долларов.

Продажа с аукциона

Для возмещения убытков конфискованные криптовалютные активы реализуются на специализированных аукционах.

Поскольку котировки криптовалют подвержены резким скачкам, конфискат распродается по частям, мелкими пакетами, чтобы не сбить цены. Скажем, после закрытия Silk Road, цены на биткоин упали на 25%.

В Америке организацией аукционов занимается Служба маршалов США, с 2021 года через федеральную платформу GSAAuctions. В Австралии — отделы по конфискации активов штатов, привлекая авторитетные аудиторские фирмы («Ernst & Young»). В Корее — Korea Asset Management Corporation, агентство по управлению арестованным имуществом. В Великобритании и Бельгии правоохранители сотрудничают с аукционными домами (Wilsons Auctions).

Некоторые техноолигархи скупали криптовалюту на таких аукционах как предмет альтернативных инвестиций. Например, венчурный инвестор Тим Дрейпер выкупил все 30 000 биткойнов, конфискованных у Silk Road. Миллиардер заявил Bloomberg, что в криптовалютах его деньги будут сохраннее, чем в банках.


Тим Дрейпер

Законодательное регулирование криптовалют в странах мира

В США законы о цифровых активах разнятся от штата к штату и от ведомства к ведомству. Налоговая служба IRS трактует криптовалюты как цифровое имущество. FinCEN, служба расследований Министерства финансов — как средство расчетов. При этом биржи криптовалют подпадают под BSA, закон о сохранении банковской тайны.

Евросоюз в целом не определился с позицией по криптовалютам. Согласно Директиве ЕС 2018/843, криптобиржи стран ЕС обязаны соблюдать антиотмывочные нормы. Но в отдельных странах могут быть нюансы. Так, в Швейцарии криптовалюты легализованы как активы, облагаются налогами, а деятельность бирж лицензирует финансовый регулятор FINMA.

В Великобритании с 2019 года криптоактивы считаются имуществом и могут предлагаться в качестве обеспечения. Деятельность криптовалютных бирж регулируется FCA, Учитывая высокую волатильность, ведомство с 2021 года наложило запрет на продажу розничным инвесторам деривативов и других производных инструментов на основе криптовалют.

Мальта, продолжая политику поощрения электронной торговли и финтеха, в 2018 году приняла Закон о финансовых активах (Virtual Financial Asset Bill). Этот нормативный акт регламентирует всех: эмитентов (майнеров), биржи, брокеров, инвестиционных советников, провайдеров кошельков. Профессиональных участников лицензирует MFSA.

Российское законодательства о криптовалютах

До недавнего времени неопределенность криптовалют как объектов права не позволяла изымать их как имущество должника, или правонарушителя. Так, в феврале 2018 года Двенадцатый арбитражный суд города Москвы по делу о банкротстве Царькова постановил, что содержимое криптокошелька не может быть включено в конкурсную массу для погашения задолженности.

С 1 января 2021 года в России вступил в силу Федеральный закон № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Он ввел две новые сущности, цифровой актив и цифровую валюту. Толкователи нередко их путали, поскольку в законопроекте, опубликованном на сайте банка России, криптовалюты (токены) причисляются к цифровым финансовым активам. Однако в действующем законе этой формулировки нет, а написано следующее:

  • Цифровой актив — это запись о праве собственности в информационной системе, которой управляет российский оператор, регулируемый Центробанком и внесенный им в соответствующий реестр (статья 1 параграф 2, а также статья 5, параграф 2);
  • Цифровая валюта — данные в информационной системе. которые кто-нибудь может принять как средство платежа или использовать для инвестиций. Регулирование этой информационной системы закон не определяет (статья 1, параграф 3, статья 14, параграфы 3,4).

По букве закона легитимных российских цифровых активов не существует. Потому что нет зарегистрированных операторов, а значит, и информационных систем по выпуску активов. С другой стороны, указание Центробанка № 5635-У от от 25 ноября 2020 года разрешает квалифицированным инвесторам покупать цифровые активы, выпущенные в иностранных системах.

А вот цифровые валюты вполне есть, и закон не запрещает владеть ими, покупать и продавать, а также оплачивать с их помощью товары и услуги у зарубежных поставщиков.

Зато российским предприятиям и физическим лицам, нельзя принимать оплату товаров или услуг цифровыми валютами, а также рекламировать прием платежей в такой форме (ФЗ № 259-ФЗ, глава 14, параграфы 5 и 7).

Российское законодательства о конфискации

Цифровые права признаются имуществом с 2019 года, согласно статье 128 Гражданского кодекса. И в случаях, предусмотренных законом, эти права могут быть переданы через информационную систему другому пользователю (статья 141.1. ГК РФ).

Кроме того, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.02.2019 указывает, что криптовалюты как виртуальные активы могут классифицироваться как доходы от отмывания средств (статьи 174. и 174.1 УК РФ).

Далее, согласно статье 104.1.Уголовного кодекса, полученные от совершения преступлений деньги, ценности и иное имущество подлежат конфискации, то-есть принудительному изъятию в собственность государства по приговору суда. Также могут быть конфискованы оборудование и другие средства, с помощью которых совершались преступления.

Криптовалютные кошельки как средство совершения преступлений хорошо известны российским судам. Опубликованы около 1200 приговоров по уголовным делам о распространении наркотиков, в которых фигурирует оплата криптовалютами.

Как в России продают конфискат?

Реализацией конфискованного и арестованного имущества в России занимается Росимущество. Торги по изъятому у должников имуществу организует Федеральная служба судебных приставов. Как самостоятельно, так и через лицензированные площадки:

  • Сбербанк АСТ;
  • Fabrikant.ru;
  • МЭТС;
  • Электронная торговая площадка Центра Реализации;
  • ЭТП РАД (Lot-onlinе).

Ничто не мешает этим организациям создать на защищенных серверах специализированные криптокошельки, и через них реализовывать изъятую криптовалюту.

Конфискация или арест?

Как показано выше, российские власти имеют право на законных основаниях изымать по приговору суда цифровые права, в том числе биткоины и другую криптовалюту. Тогда о каких изменениях в законодательстве говорил Генеральный прокурор?

С ноября 2019 года разрабатываются поправки об аресте криптовалют. Подготовкой занимается рабочая группа в составе МВД, Росфинмониторинга, Генпрокуратуры, Следственного комитета, Минюста, ФСБ, ФТС, ФССП, и при технической поддержке Group-IB. Срок завершения работы — 31 декабря 2021 года.

Действительно, при изъятии цифрового имущества арест может быть намного эффективнее конфискации. Поскольку конфискация применяется по решению суда, а арест — в ходе следствия (статья 115 УПК РФ). Для справки, за 5 месяцев 2021 года было арестовано имущество по 4000 уголовным делам о коррупции, на общую сумму в 16 миллиардов рублей.

Англоязычная версия сообщения ТАСС приводит цитату из выступления Игоря Краснова, которая указывает на дальнейшее развитие совместной работы российских и зарубежных правоохранителей по экспроприации криптовалютных доходов злоумышленников.

«Russia’s Prosecutor-General Igor Krasnov has called on his counterparts from European states to draw up extra measures to combat mounting cyber crimes, including the use of digital assets, and artificial intelligence for criminal purposes».

ПЕРЕВОД:

«Генеральный прокурор России Игорь Краснов призвал европейских коллег разработать дополнительные меры по борьбе с ростом киберпреступности, в том числе с использованием цифровых активов».

Зарубежный опыт показывает, что зачастую изъятие криптовалютных кошельков происходит при задержании. По всей видимости, именно эту практику и предполагается применять для репатриации коррупционных доходов. В тесном сотрудничестве с зарубежными правоохранителями и в полном согласии с 273-ФЗ.

В частности, 30 августа 2021 года Игорь Краснов и Генеральный прокурор Белиза Марин Магали Янг подписали программу по совместной борьбе с коррупцией и незаконным оборотом криптовалют на 2022-2023 годы. Программа включает мероприятия по аресту и возврату активов, полученных незаконным путем.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: